Иэн Стюарт: всю жизнь с «Роллингами»

Из журнала “Creem”, 25-28 июня 1976 г., беседу вела Лиза Робинсон.

Перевод: Анатолий Лазарев, 2011

Иэн Стюарт основал «Роллинг Стоунз» вместе с Брайаном Джонсом в 1962 году и играет в этой группе до сих пор. Он выступает с ней как пианист на сцене и на записях, координирует студийные сейшны, носит официальный титул роуд-менеджера, а себя скромно называет «cекретарем компании». Каждому, кто хоть немного побывал рядом со «Стоунз», просто невозможно представить себе их мир без Стю. Во время американского турне 1975 г. я убедила дать его это интервью — первое и пока что единственное в его жизни. Настоящая беседа проходила в 2 захода – в Атланте 31 июля 1975 г. и в Нью-Йорке 13 августа 1975 г.

- Как ты, собственно, вступил в «Стоунз» ?

- Я познакомился с Брайаном, кажется, в 1961-м, и он очень хотел создать нечто вроде группы блюзовых пуристов. В прошлом он играл традиционный джаз, а также мог очень хорошо играть на гитаре в духе Джанго Рейнхардта. В Англии всегда хватало приверженцев различных ответвлений джаза, и единственный стиль, который был известен мало – это блюз по типу “Chess Records”, в особенности потому, что в Англии не было настоящего рынка сбыта для лейблов вроде “Vee Jay” или “Excello”. Это были коллекционные вещи, и Брайан очень кропотливо работал, постепенно врубаясь в блюз и став его горячим поклонником. Он старался найти музыкантов, которые также хотели бы создать группу. Я немного знал о блюзе, потому что он мне всегда нравился, и у меня были, кажется две какие-то задрипанные пластинки в этом жанре, и через Алексиса Корнера, который был для британских блюзменов «краеугольным камнем», мы в конце концов познакомились с Миком и Китом. У нас уже был гитарист, но Мик не пожелал ничего делать без Кита. Они пригласили на бас-гитару Дика Тейлра и играли с разными ударниками. Ритм-энд-блюз и рок-н-ролл был тогда разделен невидимой линией, и её определяющим звеном был Чак Берри. Джефф Брэдфорд вообще не любил Чака Берри, потому что считал его слишком коммерческим, а Кит любил. У меня были почти все записи Берри, но я никогда не видел воочию, как в этом стиле играют. И вот, как только Кит начал играть “Sweet Little Sixteen” … так и должно было быть. Мы начали давать концерты и выступать в пабах, мы репетировали и играли – в общем, ничего особенного. Я имею в виду, что единственное серъезное дело, которым мы занимались – это репетировали. Мы тогда еще не давали много концертов.

- Это был 1962-й ?

- Наверное, 1963-й.

- Чем ты занимался в течение дня ?

- Я работал в “Imperial Chemical Industries”. Я был единственным, кто имел доступ к телефону, и поэтому контактировал с людьми, которые занимались клубами и организовывали концерты. Также я был единственным, у кого был свой транспорт.

- Когда пришел Эндрю Олдэм ?

- Эндрю просто должен был показаться на горизонте – и это случилось  летом. Я не помню, было ли это в 1963-м или в 1964-м. Эндрю пришел тогда, когда мы только начинали раскачивать публику в Ричмонде —  когда две ежедневные газеты написали о нас. Эндрю  – он  был в общем-то публицистом. Его мечтой было – ну, вы знаете. Тогда только что стартовали «Битлз».

- Что ты думаешь о них ?

-«Битлз»… Я подумал, что они – милые парни, которые пишут хорошенькие песенки, но что они ужасно переоценены. Кстати, большинство ливерпульских групп слишком переоценено. В музыкальном плане они были абсолютно не способны ни на что. Кто-то из них умел петь, но они никогда не играли на своих инструментах по-настоящему. Я имею в виду – хороших музыкантов, которые пришли из Ливерпуля, можно было сосчитать на пальцах одной руки.

- «Стоунз» , определенно, были лондонцами…

- О да, Брайан был единственным пришлым человеком. Так что основной мыслью Эндрю было найти своих «Битлз», и где-то в конце 1963 — начале 1964-го «Роллинги» стартовали по-настоящему, и было очевидно, что у них появится столько же поклонников, сколько и у «Битлз». Но Эндрю считал, что они не должны играть только Мадди Уотерса и всё в таком же духе, ион заставил их обновить репертуар, и предложил группе новую песню. Он хотел, чтобы они выглядели «правильно». Он был больше заинтересован в том, как они выглядят, и о чём они пели. Эндрю в общем-то был – не знаю, его можно назвать «голяком» в музыкальном плане. Он ничего не знал о музыке. Всё, что он мог – это взять исходный продукт и протолкнуть его. Он —  рекламщик, хороший делец. Почти Энди Уорхол.

-Это он создал конфликт в группе ?

- Ну, всё заключалось в том, что Мик очень хорошо поладил с Эндрю, и вскоре они стали друзьями и втроем снимали одну квартиру. Брайан тогда считал себя лидером группы. Я имею в виду – он был в какой-то мере весьма странным. Он начинал как потенциально хороший музыкант, но как только он прикоснулся к успеху и деньгам, то просто захотел быть «Роллинг Стоуном» и играть так мало, как это только было возможно. Он по-прежнему хотел быть лидером группы, и потому он подчинялся всему, что Эндрю ему говорил, так как тут были замешаны деньги. Билл и Чарли не были изначальными участниками группы -  с их мнением стали считаться довольно рано – но их мнение ещё не учитывалось, когда было уже определенно ясно, что «Роллинги» добьются успеха. Так что он был также готов подчиняться Эндрю.

- Что ты думаешь по этому поводу ?

- Ну, меня выгнали, так что…

- Это сделал Эндрю ?

- Ну, здесь много факторов. Во-первых, это был имидж поп-звезд. Он представлял себе пустую сцену и пятерых парней в группе – и это были пятеро «Стоунз», а все остальные, если бы они попытались играть с ними, должны были быть выгнаны.

-  Случались ли времена, когда тебе было обидно из-за этого?

- Не знаю. Если подходить к этому с практической точки зрения, то Эндрю был, наверное, лучшим, кто когда-либо встречался на пути у группы. Нужно принимать во внимание тот факт, что тогда Эндрю рулил группой просто превосходно. Даже несмотря на то, что группу создали Брайан и я, «Роллинг Стоунз» существовали бы в каком-нибудь другом виде вместе с Миком и Китом, потому что эта парочка – с другими музыкантами – так или иначе пробилась бы в свет. Поэтому я не чувствую никакой горечи по этому поводу, хотя из-за них я много недосыпал и покупал им гамбургеры, когда они были на мели… Я имею в виду, что мне самому не довелось вытерпеть столького, сколько вытерпели они. Будучи «Роллингами». им пришлось пройти через все круги ада. Как и в эпоху кричащих подростков – я бы не был с ними просто ради всего этого компота.

- Почему ?

- Ну, они на самом деле заработали тогда не так уж и много денег; они не могли просто так ходить по улицам – с них просто сдирали одежду фанатки…

- Разве им это не нравилось ?

- Вас, конечно, может невероятно впечатлить колизей, скажем, в Лос-Анджелесе, с 15-ю тысячами орущих девчонок, каждая из которых хочет прикоснуться к вам, но это просто никогда не кончалось. И вам бы пришлось считаться со всеми гадостями, что исходят  по отношению к вам от нормальных людей, презирающих вас. Когда мы приезжали в  Америку в первые два раза, у нас не было и малейшего понятия о том, чем все это обернется.

-  Все относились к ним как к свиньям…

- Как  к косматым зверям, немытым и грязным. Если мы шли куда-нибудь по улице, то какой-нибудь горластый американец обязательно восклицал: «О, вы только гляньте на эти задницы!»,  и всё такое.

- Этого не было в Англии ?

- Нет, в общем-то нет.

- Думаю, британцы просто более вежливые. Они, наверное, говорили это шепотом или что-то в этом роде…

- О да. Я имею в виду, что американцам чего-то не хватает в воспитании или образовании. Они часто воспитывают из своих детей очень шумных и грубых людей.

- Страдала ли группа от отсутствия личной жизни ?

- Я видел, как Билл и Чарли даже рыдали из-за этого.

- А Мик, Кит и Брайан ?

- Ну, Брайану это нравилось, так как он был участником «Роллинг Стоунз» и всякая чепуха, но он очень часто забывал о том, что ему нужно было играть на гитаре, а он просто потерял к этому интерес. Брайан невероятно быстро сдался. Думаю, что у Брайана был очень слабый и податливый характер.

- Был ли он твоим другом ?

- Нет, на самом деле нет.

- Считаешь ли ты, что его можно было всегда заменить?

- В музыкальном плане – конечно, так как он играл до 1965-го, а потом стал немного больным, или что-то в этом духе. Но к 1967-му, когда всё, что они хотели – это только записываться, он приходил в студию и не играл на гитаре. Знаете, почти все эти записи – это просто Кит, записанный три раза подряд. Брайану нравилось бренчать на клавишных, на перкуссии или деревянных духовых, но у него, кажется, была ментальная блокировка по поводу гитары, и, кроме того, он был очень раздосадован тем, что не может сочинять песни.  И он был единственным в группе, который все время ходил повсюду и говорил: «Я – «Роллингстоун», я хочу это и я хочу то». Я имею в виду, что Мик и Кит не поступали так, как он — так же как Билл и Чарли. Но Брайан делал именно так – он стал чрезвычайно нелепо себя вести, когда только испробовал вкус денег и славы.  В середине 1968-го, когда год прошел только в записях, им показалось, что будет очень здорово снова сыграть «живьем». У Брайана не было такого желания, и к тому же он был не в том состоянии, чтобы делать это, так что пока его еще не попросили уйти, было решено, что нужно подыскать другого гитариста. После своего ухода Брайан по-своему оживился и начал немного играть – он собирался снова создать более блюзовую группу, и у него дома шли сейшны с Алексисом Корнером, Мики Уоллером и, кажется, Джоном Мейоллом.

- С кем еще ты играл ? Ведь существует такой трек, как “Boogie With Stu” на альбоме “Zep” ?

- Они, наверное, просто поскребли по сусекам в поисках материала для двойного альбома. Я играл с “Yardbirds” на одной сессии, когда там участвовали Джимми Пейдж и Джефф Бек. Также я играл на некоторых записях для лейбла “Immediate” – это были в основном записи двух гитар Эрика Клэптона и Джимми Пейджа. Они вышли в серии переизданий “British Blues”.  Есть ещё вещь под названием “London Howlin’ Wolf  Sessions”, где на меня взвалили кучу ненужных хлопот. Продюсер позвонил мне и попросил меня помочь ему в организации записи. Люди так иногда поступают: они приходят и используют твои мозги;  хотят, чтобы ты им помог, а потом говорят: «Ну, если ты сделал это, то можешь теперь ещё поиграть на пианино». Знаете, ля-ля-ля и так далее — так что я сыграл там на фортепиано, но не на всех треках, а потом этот продюсер улетел в Чикаго, взяв с собой пленки, позвал Стива Уинвуда и сказал ему: «Не наложишь ли ты партию пианино, так как у нас её нет ?» Потом я сделал пару вещей с Би-Би-Кингом в Лондоне, и с другими более скромными группами.

- О чём ты жалеешь больше всего, если говорить о твоём участии в «Роллингах» за последние 15 лет ?

- Если  бы меня не выперли… Это было сделано не очень вежливо, но всё уже давно прошло. Если бы я по-прежнему участвовал в группе, то стал бы намного лучшим пианистом, нежели тем, кем я являюсь сейчас. Это – единственное, о чем я жалею – кругом полно парней, которые очень посредственно играют на фортепиано. Но всё дело в том, что я перестал играть с группой в 1965-м,  и я по-настоящему не прикасался к пианино 3 или 4 года. Если бы я продолжал и продолжал…

- Чем ты занимался все те годы ?

- Я занимался чем угодно, но только не играл.

- Если бы тебя попросили описать себя одним словом…

- Я бы сказал, что я – «секретарь компании».

- Но разве ты бы не сказал, что ты – музыкант ?

- Нет, потому что я недостаточно хорошо играю для того, чтобы называть себя музыкантом.

- А ты не слишком скромничаешь ?

- Нет, на самом деле нет.

- Ну, я знаю, что о тебе хорошо отзываются множество музыкантов. Джон Пол Джонс рассказывал историю о том, как он не мог сыграть на этом засиженном крысами старом пианино, а ты просто сел и совершал на нем чудеса…

- Да, но Джон Пол Джонс имеет музыкальное образование, и для него было бы совсем негоже сесть и сыграть на таком инструменте, как то пианино, что я записал в Хэдли-Грэйндж. Я имею в виду, что это – просто история, но именно так играли на старых блюзовых пластинках. Если бы вы видели настоящее фортепиано в студии “Chess” – это просто ужаснейший инструмент, и кто-нибудь вроде Джона Пол Джонса вряд ли захотел на нем что-нибудь сыграть.

- Ты по-настоящему уважаешь «Стоунз» ? Считаешь ли ты, что они – лучшая группа в том, что они делают ?

- Я думаю, что Мика просто нельзя не уважать, если говорить о том, чем ему приходится заниматься. Любая другая группа просто выходит на сцену, и всё, но Мик вникает в каждый аспект. Большинство групп просто выходит на сцену, а всё остальное достается менеджерам, продюсерам, бухгалтерам и другому персоналу. Мик курирует буквально всё. Он предлагает большинство оригинальных идей, и обычно он выигрывает споры у консультантов, которые советуют ему, что он может, а что не может сделать. И он доказал неправоту многим. Он взял на себя почти всё, что связано с «Роллинг Стоунз». Конечно же, у нас есть свои спецы по деловым отношениям, финансисты и всё такое, но Мик всегда стоит во главе всего – более или менее во главе остальных троих «Роллингов». Но кроме того,  он мог бы подсуетиться и сделать еще больше денег на кинопроектах. Он может сделать альбом  с другими людьми, и, наверное, он смог бы поехать в турне с Билли Престоном и другими ребятами вроде него, если бы захотел. И я иногда удивляюсь, почему он берет на себя всю ответственность за «Роллинг Стоунз». Я знаю, что ему это нравится — но на самом деле это значит, что ему приходится работать 365 дней в году.

- Он задействован в музыке так же, как и Кит ?

- О да. Видите ли, Кит просто играет, и всё. Он не желает знать больше ни о чём.

- Он сочиняет…

- О-кей, он сочиняет и играет, но не задумывается о правовой стороне всего этого. Различные трения с мировым истэблишментом… и шум по поводу Альтамонта, который всё никак не утихнет… Я обещаю вам, что Мик не остановится.

- А все его публичные действия ?

- Ну, в прессе вечно пишут такие вещи – вроде того, что Мик очень любит свой животик, и что первое место, куда он идет – это лучший ресторан в городе. Эти рестораны – те места, где вас обычно видят и потом пишут об этом, если вы находитесь там, так что знаете – вам просто нужно создать себе имя. Но Мику нравится все это – это действительно так. Но не настолько сильно, что у него есть время заниматься всем этим.

- Что ты скажешь о вкладе Кита ?

- Думаю, что Кита нужно уважать за многое, потому что он очень целеустремленный. Он – настоящий пульс «Стоунз». Он руководит группой, но он никогда не выказывает никакой молниеносной гитарной техники или чего-то в этом роде. Кит реально — лучший рок-н-ролльный гитарист, который только существует в мире, но многие люди не понимают этого, потому что он не играет много соло.

- Он сказал как-то, что любит оставлять все песни короткими и сладкими …

- О да, Кит всегда был великолепен в этом, и так и поступал, и он всегда оставлял в своих песнях пространство. Он великолепен в создании темпов. Не важно, что он играет – потому что когда он играет на сцене, то его не остановить.

- Что ты скажешь о Мике Тейлоре ?

- Думаю, что он довольно  неплохо вписывался в  группу, и что тогда они записали одни из лучших своих пластинок.

- Что ты считаешь «лучшими пластинками» ?

- Ну, когда я говорю «лучшие», то имею в виду те, которые считаются всеми лучшими – это не обязательно мои любимые вещи.

- А какие твои любимые ?

- В виде синглов – “Brown Sugar” .

- Ты сыграл на нем, не так ли ?

- Да, но он лучший не из-за этого. То есть – я сыграл и на “Honky Tonk Women”, и не парюсь по этому поводу.

- Что ты скажешь об альбомах ?

- Я считаю, что “Let It Bleed” был хорош – я не играл с ними со времен “Satanic Majesties”. Многим он нравится, но мне он кажется ужасным. Думаю, что  их лучший альбом на самом деле – это “Exile”, который многими считается наихудшим.

- Забавно, но спустя несколько лет этот альбом кажется не таким уж и плохим. Мне он сейчас очень нравится, и я раньше его не слушала…

- Думаю, что он выдержан более в ключе «Роллинг Стоунз», чем многие другие их альбомы.  А также на этом диске есть 2-3 лучшие из всех их песен.  В особенности одна, которая никого особо никогда не цепляла — это “Loving Cup”, и она – просто замечательная. Мне  еще нравятся псевдо-кантри вещи вроде “Sweet Virginia” и “Dead Flowers”.

- Почему они не играют их на сцене ?

- Ну, мы играли некоторые из них на сцене, но с акустическими гитарами много маеты.

- Насколько ты задействован в процессе записи ?

- Ну, обычно в студии находимся я, группа и звукорежиссер, и всё. Обычно я занимаюсь организацией всего процесса. Например, заказываю студийное время, отели и самолеты. Либо это делает Анна Менцис, либо мы разделяем данные функции пополам.

- Предпочитаешь ли ты записи турам ?

- О, совершенно точно. Это очень интересно – побыть, скажем, в Мюнхене пару недель, пожить в «Хилтоне» и проводить около 12 часов в день в студии, немного играть, но быть очень занятым, потому что тебе нужно заниматься абсолютно всем. В буквальном смысле. В прошлом турне я был занят очень мало – разве что играл одну песню или две.

- Гастроли всё так же запоминаются тебе после всех тех, что вы провели вместе ?

- Ну, мне запоминаются только те или иные вещи… одна, две, три… Но в хороший вечер ты понимаешь, какие они отличная группа, и концерт, который постепенно «раскачивается» в хорошее шоу, — иногда запоминаются мне. Что я стараюсь не помнить – это всё то дерьмо, которое этому сопутствует. Весь этот огромный антураж и караван, который следует за «Роллинг  Стоунз». Все эти маленькие личные проблемки…

- Когда, по твоему мнению, всё это началось ?  Ты помнишь, когда пришла кардинальная перемена, и организация «Стоунз» раздулась в огромную махину ? Это пришло с Питером Раджем ?

-Я думаю, именно так, но опять-таки – Питер истово верит во всё это. Кстати, Мик тоже верит во всё это. Так что, думаю, они абсолютно правы, но проблема в том, что когда вокруг вас скапливается приличное количество народа, это – как союз, в том плане, как это есть сейчас, и он движется, как огромная машина; но как бы эффективна она не была – это превращается в огромную рутину.  Определенно, из-за этого некоторая часть приятных моментов теряется. Раньше, когда мы ездили в турне, это было похоже на хаос. Мне бы не хотелось снова пережить это, но в конце концов случались всевозможные неожиданности – мы попадали в кучу неприятностей : фанатские погромы и так далее ; но всё это сохраняло в нас интерес к делу.  Теперь же это – большая махина. В 1965-1966 годах мы устраивали по 2 американских турне в год, а потом они решили больше не гастролировать, а сконцентрироваться на создании альбомов. В 1966-м на их концертах фаны по-прежнему бесновались; можно было играть на сцене всё, что угодно, и им  бы не было никакой разницы. В тот момент Мик решил пресечь всё это на корню и сказал: «Ну, я больше не хочу этого. Я просто хочу создавать пластинки». Перед 1967-м записи были единственным делом, которым мы занимались, когда у нас не было концертов, или же днем перед концертом где-нибудь в районе Лондона. «Стоунз» посчитали, что хорошие записи получаются тогда, когда специально на это тратятся недели или даже месяцы.

- Считаешь ли ты, что в турне 1975 г. меньше дерьма, чем в остальных ?

- Думаю, что больше всего дерьма было в турне 1972 г. Именно тогда дерьмо достигло своей наивысшей отметки.

- Трумэн Капоте…

- Да, особенно это. Но данный тур – как будто бы улучшение предыдущего. Мы избавились от многих ненужных вещей.

- Ты сказал, что тебе казалось, будто они по-прежнему возят с собой кучу ненужных вещей…

- Ну да, когда вы принимаете во внимание, что вокруг вас вьются все эти люди, и, несмотря на это, Билл Уаймен не может взять билет для Хаулин’ Вулфа в Чикаго. Если Билл хочет авто, он может иногда получить его… но тут на шоу в Чикаго приезжает Вулф, и Билл, который является одним из «Стоунз», не может достать для него билет. В Чикаго Вулф сел в гримерную, и его попросили пойти в ложу для прессы, так как билетов не было. Чтобы попасть туда, нужно было пройти множество ступенек, но он не мог сделать этого, потому что у него слабое сердце, так что он так и остался сидеть в гримерке и не увидел концерта. Возле группы тусуется множество грязных типчиков, у которых всегда есть билеты — и чьи они, спрашивается, друзья ? Даже не группы – это просто бесконечная вечеринка для тех, которые забирают себе все билеты, которые им нужны.

- Чья в этом вина ?

- Не думаю, что это – чья-то вина, но факт остается фактом. Билл хотел взять билеты для Вулфа, но не смог их достать.

- Многие  считают, будто группа играла лучше в 1969-м или в 1972-м. А ты как думаешь ?

- Не думаю, что они играли лучше в 1969-м или в 1972-м. Я считаю, что они играют так же хорошо, как и всегда. На самом деле вся штука в том, что когда мы начинали, то были бунтарями и нонконформистами, и, очевидно, что такими нельзя быть всю жизнь. Но когда ты совершаешь турне с парнями из своего сообщества, ты в общем-то возвращаешься к некоей антрепризе. Группа – часть шоу-бизнеса, к чему она, как я считаю, первым делом никогда не стремились, но именно таким образом  Мик  желает делать это. Он хочет театральную постановку. Не знаю, стоит ли это того – эти сцены в Нью-Йорке и Лос-Анджелесе. Это было очень весело и здóрово – видеть, как всё это происходит — но я не знаю, конкретно из-за чего. Думаю, что этим можно гордиться. Они потратили миллион долларов, сцена открывается как  лотос, и детишкам это нравится, а потом «Стоунз» вышли на сцену, всё закрылось, и это – лучшая рок-н-ролльная бутафория, так что какие могут быть еще вопросы ? Тур 1975 г. был, наверное, лучшей рок-н-ролльной постановкой, я не хочу его ругать, и у меня определенно нет желания осуждать умение и старания  их команды, которая сделала его возможным, но если бы я сам пошел на концерт «Стоунз» — или, скажем, на концерт Каунта Бейси – то я бы хотел наслаждаться «Стоунз» или Бейси без каких-либо дополнительных аттракционов. А потом бы ко мне стал придираться Кит Ричардс или Эл Грей, если бы сцена поехала вверх-вниз по всем углам – это было бы интересно в лучшем случае, но в худшем случае – это просто аттракцион.  Я часто задаю себе вопрос – а стоит  ли игра свеч ? Мик считает, что — да, и что публика желает видеть настоящее представление. Может быть…Но тогда я – в меньшинстве.

- Насколько, по твоему мнению, Мик контролирует шоу ?

- О – я думаю, что он контролирует в нём всё подряд. Не особенно  музыку – этим заведует Кит. Видите ли, в основном Кита нельзя беспокоить с просьбами сходить на какую-либо из всех этих деловых встреч, где решаются всякие важные вещи, и хотя потом он  и будет ворчать  -  ему вполне подходит оставлять весь процесс на попечении Мика и Чарли – чтобы они занимались всем этим, рисовали сцену и говорили всем: «Делайте вот так», потому что Кит определенно не парится из-за денег. Я имею в виду – Мик тоже об этом не парится, но просто он хочет сделать всё  настолько наилучшим образом, насколько этов его силах. Он хочет денег – это так, но когда он уверен, что они у него уже есть, он уже не парится по поводу того, что потратит их все на обустройство сцены. В прошлом он тратил их на то, чтобы перед ним сыграли люди вроде Айка и Тины Тернер, и я считаю, что это было очень дорого – но стоило того. Группа  ничего не заработала на туре 1969 года, и сомневаюсь, что на туре 1972 года — также. Один тур с Айком и Тиной в Англии и другой – с Чипом Монком в Европе , — ничего не принесли в плане денег. Я имею в виду, что можно долго кричать и плакаться о деньгах, но те деньги,  которые они заработали тогда, не принесли им ничего хорошего. Они только вовлекли их в неприятности. Они даже не могут теперь жить в своей стране. Им просто приходится переезжать из отеля в отель, из одного большого дома в другой, и вести с собой весь их антураж. Я имею в виду, что у них есть «Феррари» и всякие штучки, но я не знаю…. Лично у меня никогда не было страсти к деньгам ради самих денег. То есть, бывало, что я думал: «Боже, мне нужно бы побольше денег, чем у меня есть сейчас»,  но если вы одновременно подумаете и о том, что «Madison Square Garden» заполняется только по мановению руки Джаггера — а если не его, то всех «Роллинг Стоунз», — то это не имеет ничего общего с бренчанием на пианино у себя дома. Мик, Кит, Билл и Чарли могли бы организовать турне каждый по отдельности, и тогда все равно все билеты были бы проданы.

- Считаешь ли ты участников этой группы своими друзьями ? Видишься ли ты с ними, когда не записываешься и не гастролируешь ?

- Думаю, что Билл и Чарли – определенно друзья. Когда Билл и Чарли жили в Англии, я часто виделся с обоими, и когда Чарли приезжает в Лондон – что он делает достаточно часто – я вижусь и с ним. Кит ведет довольно странную жизнь – странную по крайней мере для меня. Когда он приезжает в Лондон, то обычно часто тусуется вместе с Вуди, а Вуди живет достаточно близко ко мне — так что я много бываю у Вуди.

- Подружился  ли  он с Китом  еще перед этим турне ?

- О да, конечно, но кстати – менее чем за месяц перед тем, как мы прибыли в Монтаук, в группе всё ещё не утихали споры по поводу того, кто же будет их новым гитаристом. Кит не был по-настоящему уверен в Вуди, так как считал, что Вуди играет слишком похоже на него самого, а это звучало бы не очень хорошо. Но Мик и я были за Вуди. Остальные парни в общем-то так ничего и не решили. Достаточно неплохим кандидатом смотрелся Уэйн Перкинс. Уэйн – хороший парень и всё такое, но его было очень трудно представить на сцене как часть «Роллинг Стоунз». И я побывал на том самом концерте в Килбурне – знаете, когда Кит  и Вуди играли вместе – и это было действительно круто. Конечно, многое там было не на уровне, потому что звуком заведовала команда “Faces”,  и, конечно же, их главной целью была громкость ради громкости, да и акустика там было просто ужасной, так что звук был немного «болезненный», но, что называется, с  чувством. Попытка удалась, и их игра в две гитары была неплохой. В конце концов Мик вступил в спор группы со словами: «Хорошо – либо Вуди, либо никакого турне».

- Подумывал ли ты когда-нибудь о том, чтобы уйти из «Стоунз» ?

- Иногда – но, с другой стороны, чем бы я тогда занимался ? В их жизни  много преимуществ. Я бы определенно не ушел от них ради работы с другой группой – потому что в мире существуют всего три группы, которые мне нравятся.

- Какие именно ?

- Ну, это не обязательно та музыка, которая нравится всем больше всего, не так ли ? Я имею в виду, что если бы меня поставили перед выбором – пойти ли на концерт “Zep” или в джаз-клуб… да, на полном серъезе – я бы, наверное, пошел на Каунта Бейси.

Добавить комментарий