Бешеный бык, не разбирающий дороги

Однажды вечером, после долгого обходного пути к пещере Бу-Желуда, мы обнаружили Малимин, закутанный в коричневые джеллабы и тусящий  вокруг мангалов на террасе их дома. Когда я вернулся из хаммама, Джоэль спросил: «Как ты себя чувствуешь?»

«Устал, но по-прежнему ощущаю силу».

«Отлично, потому что сегодня ночью тут будет празднество в честь семьи Сиди Хамид Шерка, и мы собираемся не ложиться всю ночь».

В 8 часов мы пили мятный чай и наслаждались свежим ночным воздухом на террасе, когда внезапно появился шериф, начавший жаловаться на пилигримов и лунатиков, сидевших в его «священной вотчине» — местном отделении полиции в ожидании благословения  на их освобождение от «вечно живого» святого Сиди Хамид Шерка. Шериф  поднял музыкантов с их позиций «ладонями вверх» —  грубо, и некоторых даже за капюшоны халатов. Праздничное действо должно было вот-вот начаться. Я и Джоэл заползли в джеллабы, подняли капюшоны и последовали за музыкантами во мрак ночи.

Три рхаиты (главным из них был Малим Али, Междуби) начали играть в затемненной площади города. Момент спустя к ним присоединились два барабанщика. Я не мог разглядеть ничего, кроме звезд и теней построек, пока к нам не присоединился Мохаммед Аттар, несший на голове газовую лампу. Наша музыкальная процессия проследовала за ним в обнесенный стеной участок семьи Сиди Хамид Шерка — Ротобэ. В то время, как мы столпились под аркой у ворот, из скопления белых одежд в дверном проеме чуть поотдаль раздался пробирающий до мозга костей йодль. Й-у-й-у-й-у-й-у-й-у-й-у-й-у! (как будто бы подпевки в “Sympathy For The Devil” ) реверберировало от стен прямо нам в уши. Cпециально ради этого высокого момента — концерта всемогущей музыки рхаит — на всеобщее обозрение был принесен священный флаг: ярко-зеленое знамя потомков пророка Мухаммеда, окаймленное золотым узором, в котором находились красный и золотой квадраты, вместе образующие восьмигранник (подобный форме конверта “Through the Past Darkly”), в середине которого  были вышиты багровыми нитями слова “La Illa La Allah” («Нет бога, кроме Аллаха»). Женщины теперь бросились вперед, чтобы поцеловать край флага перед тем, как он был поднят снова; некоторые пытались подвязать свои шелковые платочки к одежде носителей бараки.

Внезапно толпа расступилась, в то время как большой черный бык, уже предчувствовавший нечто дурное, был проведен за веревку во двор. Вокруг раздались одобрительные голоса, животное было показано толпе со всех сторон и торжественно освящено. Бык уже почуял в воздухе запах собственной крови…

Башир и некоторые другие придавили быка к земле. Был принесен длинный искривленный нож, но его признали тупым. Тогда принесли другой жертвенный нож. Мустафа Ротобэ, мой заклятый друг по футбольному полю, предложил перерезать глотку… мне. «Барака!» — взмолился я, и он засмеялся, собирая пальцами складки горла быка, чтобы перерезать их. Карие глаза животного налились кровью.

Ассистент-«святой» поднес чайную чашку к пульсирующей нежной вене, и та наполнилась горячей кровью. Эта чашка была передана в святилище. В это самое время толпа увеличивалась в размере, а молитвы и пение всё продолжались. Лежавший ничком бык немного подрыгался, и всегда веселый Мустафа  со своим юморком  из верхней деревни спросил, точно ли я  уверен в том, что не хочу быть следующим.

Позднее, когда настало утро, сердце быка было зажарено на вертеле со специями. Mad bull lost the way (с) 1969, “Gimme Shelter”

Из книги: Стивен Дэйвис. Джаджука Роллинг Стоун. Нью-Йорк, 1994.

Примечания:

Малимин - основной семейный состав музыкантов Джаджуки.
Джеллаба - халат с капюшоном, поразительно напоминающий облачение Отшельника с разворота альбома «Led Zeppelin IV» и Кроули, исполняющего своего магические ритуалы.
Хаммам - общественная баня.
Барака — в Исламе: благословение.

Об авторе Natan

"Я сам из тех, кто спрятался за дверь восприятия" (с)
Запись опубликована в рубрике Новости. Добавьте в закладки постоянную ссылку.

Добавить комментарий