Выстрел в прошлое

Первый всполох зари средь нью-йоркских вершин
И багряный рассвет Королевской Змеёй
Кровь друзей на воде, на сиденьях машин
Увозивших от жен и занятий херней

Первый выстрел в Туда, без театров с блядьми
А за ним канонада — весь в сборниках Нет
Кто-то вспомнит про Брайна с другими людьми…
Их окутали смерть и заигранный сет

Первый всполох зари среди рока вершин
Ты очнулся живой, но засыпан баблом
Догорают в сторонке Рембо и Шукшин
Ты отправил их с Ленноном вместе на cлом

Первый выстрел — как крик. Рот молчащий твой сух
И натянуты нервы струной у китА
Где-то рядом беда: Мик, тебе мало двух ?
Не спасенные лОрен, браЯн, анитА

А над нами орлы и вершины в снегу
А под нами ущелье — река, камнепад
Пристрелил бы тебя, да поднять не смогу
От коляски проломанной каменный зад

Серпантином дорога петляет вдали
Средь красы этой смерть, да в пурпУрном шарфе
Тихо дремлют в машинах фанатки… пали!
Не увидят финальное аутодафе…

Первый выстрел в висок, и последний мотив
Птицы счастья, что села на пиленный сук
Только Толика томик с собой прихвати
Он поможет в терпении адовых мук

О тебе помолюсь, но не в храме, о нет
И не жалко, что Браян в расцвете утоп
Отключу холодильник и быстрый Инет
«Блек энд блю» поцелую в твой каменный лоб

Мы вернёмся однажды на улицы, в ночь
Лишь луна затрубит в свой полуночный рог
А душа вновь заплачет, и станет невмочь
Ты споешь свой последний, наш тягостный рок

А пока занялся над Нью-Йорком рассвет
На коне ты опять, как судьбу не кляни
И опять о тебе весь гудит Интернет
И не Миком во сне назовет меланИ

Будет Роник лабать, а Китяра пирог
Вискарем и отверткой пастуший запьет
Будет Нету до фени, что смог, что не смог
Слушай! В кухне из радио Джонсон поет

Что напрасна любовь, что продажна душа
Этой женщины милой, а может — твоя
Ты поправишь парик, и нажмешь не спеша
Только в том барабане уж нет ни х*я

Будет Чарлик стучать и в хай-хэт колотить
По седому лицу ночью бес проскакал
На все пекло нам крикнет: «Ах вашу итить»
Твой волшебный, мужской, лягушачий вокал

Эти адовы муки — сто раз по «Хот Рокс»
Все мы знаем еще со времен «Форти Ликс»
Вместо минуса врубишь в колонки анбокс
А Шилклопер разложит на семь дудок кикс

Подпоем шоблой всей: наркоманы и пьянь
И убивцы мечтаний и чаяний дев
А однажды в далекую зимнюю рань
Подрастет твой горластый, блондинистый Дэв

И со сцены споет для мильона путан
Что пред смертью своей папа Мик написал…..

Но никто не узнает — лишь ты и Натан
Что слова к этой песне отсюда слизал

Добавить комментарий