У гроба Брайана

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

У камня твоего не плачу
В двуличной аглицкой тиши…
Ужо Китяра — древний старче
Дряхлея, вянет грудь ушИ

Скажи мне: так же ждешь Аниту
Соединились ли вы там ?
Ты снова бьешь ей по ланитам
И волюшку даешь устам ?

Прости! Последние бутлеги
Не положу к ногам твоим
Ты жил в моей советской «Веге»
С тобой мне пели Джон и Джим

Ты был далек и фантастичен
Ввиду режима непривычен
И мы боялись быть тобой
Но световЫ года летели
Лизались школьницы в постели
Под рэпа и металла вой

Те дети смут и революций
Что жаждают кислотны сны
Под руку с грезами поллюций
Во будни воплотить страны

Не зная инглиша и меры
Кончая на плакаты Веры
Из старших потребляя кровь
И в уличных взрослея бОях
И во тиктоковых помоях
Как он в котчфОрде, тонут вновь

И их не ждут: ни жизнь сытАя
(В салоне, Челтнем пролетая,
Глотнут пивасик с анашой)
И ни задумчивая Света
«Бунтарь» читавшая — поэта,
Не покривившего душой..

Безумцы мелкие, окститесь
Как не бунтуй, не встанет он
До вас нет дела Ху и Бителс
И сей великий Миф — прогон!

А вы включайте ваши роки
Пусть сварит бабушка кус-кусЬ
Они близки, они далеки
Но как душа, бессмертна Русь.

Добавить комментарий