Глава 12. Паутина лжи

Брайан Джонс  умер, когда прошло только 49 часов июля. Уже когда на помощь ему пришли квалифицированные работники скорой помощи, он лежал на спине у бассейна мертвым. В первые 10 минут четверга 3 июля констебль Альберт Эванс начал собирать сведения для следствия по поводу такой трагической и внезапной смерти Брайана. Что же произошло в тишине ночи в этом удаленном жилище ? Было ли это непредумышленное убийство, несчастный случай, самоубийство или заранее спланированное убийство ? Было совершенно невозможно привести к согласию все три показания, данные в ту ночь: каждое из них серъезно отличалось друг от друга даже в самых важных деталях. Ничего не было добавлено к тому, что это выглядело как невинная смерть в результате утопления. Трагедия была не разрешена; в печальном конце Брайана не виделось никакой неизбежности.

Хотя официально датой его смерти считается 3 июля, зафиксированное время смерти, согласно записям патологоанатомов, было около 23.30 и полночью 2 июля. Конечно, скорая помощь прибыла уже вместе с доктором Р. Эвансом их Хартфилда перед тем, как констебль Альберт Эванс ( их фамилии – простое совпадение), прибыл в 0.10 в четверг 3 июля.  Только после этого, в присутствии констебля Эванса, доктор официально признал Брайана мертвым, и все было приготовлено к тому, чтобы его тело было доставлено в больницу королевы Виктории в Ист-Гринстеде, где его формально идентифицировал доктор Альберт Сакс, патологоанатом, который заведовал post mortem в присутствии Отдела криминальных расследований.

Как только прибыли специалисты, началось и серъезное расследование. Из-за того, что Брайан был рок-звездой мирового масштаба, было предположено, что его внезапная смерть привлечет неимоверное внимание СМИ, так что люди, которые возглавили следствие, были опытными офицерами полиции: главный инспектор-детектив Роберт Маршалл и сержант-детектив Питер Хантер.

При жизни Брайана отношения его с полицией были явно негативными, в результате чего стало еще более важно подойти к этому делу непредвзято. Следствие началось в ту же ночь с допроса троих компаньонов Брайана,  каждый из которых был немедленно изолирован друг от друга и допрошен в разных местах, в том числе на ферме Котчфорд и в полицейском участке Ист-Гринстеда. Один из работников обслуги Брайана, допрошенный полицией, в определенной мере заслуживающий доверия, был на 100% уверен, что полиция твердо отказалась принять на веру версию происшествия, которая была им рассказана. Он говорит:

«Сержант полиции, задействованный в этом деле, очень определенно сказал мне, что он очень, очень огорчен сложившейся ситуацией. Он сказал, что они с большим трудом старались выдвинуть версию о непредумышленном убийстве. Они не могли доказать преднамеренного убийства. Но — непредумышленное. Вот на это были направлены все усилия, и они  тыкались и тыкались вокруг да около довольно долгое время».

В британском законе определение непреднамеренного убийства звучит так: «Противозаконное убиение одного человека другим без какого-либо преднамеренного злого умысла». Преднамеренный злой умысел – это состояние, несущее с собой мотив противозаконного убийства; это состояние должно быть доказано для предъявления обвинения в умышленном убийцстве.Тревога только усилилась, когда в тот же день были оглашены результаты вскрытия. Доклад патологоанатоама, предоставленный доктором Альбертом Саксом вместе с докладом биохимика независимо друг от друга были доставлены в Королевскую больницу Сассекса в Брайтоне, и заключения следователя Его Высочества доктора Соммервилля по этому делу были весьма огорчительными. Они полностью опровергали все  утверждения о состоянии Брайана в момент смерти и разрушают все основные теории о том, как Брайан умер.

После его смерти считалось, что у Брайана случилось нечто вроде приступа астмы в воде, он не смог добраться до кромки бассейна, чтобы воспользоваться своим ингалятором, ив результате этого утонул. Это предположение быстро превратилось в факт, так как Брайан действительно очень страдал от астмы в тот день. Однако у него не было приступа астмы. Согласно доктору Саксу:

«При приступе астмы бронхи находятся в спазме.  Это закупорило бы проводящую ткань и помешало прохождению воды, пока спазм продолжался. Клейкая вязкая слизь в бронхаха, которая выделяется при приступе астмы, не обнаружена. Так как интервал между тем, как его последний раз видели живым, и как он был найден на дне бассейна лицом вниз, составлял всего 5 минут, мне кажется маловероятным, что во время своей гибели у него был приступ астмы».

Проще говоря, если бы Брайан в результате приступа яростно вдыхал воздух, он не смог бы утонуть. К тому же, Брайан очень приспособился к приступам астмы в воде – они случались у него, еще когда он плавал в море ребенком, и там не было ни одного ингалятора, или же кромки, к которой можно было бы подплыть. Так что это – вряд ли стоящая гипотеза. Если бы он утонул именно так, то перед этим обязательно бы громко кашлял и плескался – но этого факта никто из свидетелей не называет.

Некоторые утверждали, что Брайан умер от передозировки действующего вещества в ингаляторе. Это тоже можно исключить. Так как и были случаи смертей от чрезмерного использования ингалятора, в теле Брайана не было следов его действия. Более того, он не умер неожиданно от естественных причин, или по состоянию, связанному с увлечением наркотикам ранее или заболевания. Доклады о состоянии его здоровья на момент смерти были сделаны независмо друг от друга несколькими медицинскими экспертами, и их точка зрения такова, что причин, по которым Брайан мог внезапно умереть, нет.

Теория о том, что Брайан просто уснул в воде, также предлагалась. После того, как Анна пожаловалась на то, что во вторник вода была холодной, Брайан включил в бассейне трмостат до 90 градусов по Фаренгейту. Последние сведения об утопленниках свидетельствуют, что подобное тепло в комбинации в алкоголем и наркотиками вызывает кому и смерть. Но в случае с Брайаном было медицински доказано, что он не был пьян настолько, чтобы не быть в состоянии выбраться из своего бассейна. Этот факт, плюс три противоречащих показания свидетелоей показывают, что его смерть не могла быть признана «несчастным случаем».

Самая шокирующая правда о смерти Брайана вытекает из развернутого доклада биохимика. Популярная точка зрения о том, что Брайан был полон наркты и алкоголя – это грубое искажение фактов. Содержание барбитуратов в его крови равнялось нулю. Содержание алкоголя равнялось 140 миллиграмм-процента (т.е. 100 мг алкоголя на 100 мл крови), эквивалентное содержанию трех с половиной пинт пива( около 2 л) Это, быть может. И было немалое количество, но если принять во внимание, что Брайан пил не один год, то такой объем спиртного вряд ли мог бы свалить его с ног или погубить.

Если верить Анне Волин, Брайан пил в ту ночь всего лишь бренди. Перед тем, как его смерть была засвидетельствована официально, констебль эванс вошел в дом и немедленно конфисковал полбутылки бренди, выпитой на 4/5, которая была отправлена на анализ вместе с бутылкой водки, выпитой на 2/3, и полбутылки виски, выпитой наполовину. Впочем, в документах о смерти не присутствует никакого анализа этих напитков, а также, видимо, не был проведен анализ стаканов, из которых всё это было выпито.

Тело Брайано было подвергунто тонкослойной хроматографии – технологии, которая отделяет и анализирует все органические телесные компоненты. По её результатам  в его органах не было найдено ни  амфетаминов, ни метедрина, ни морфия, ни метадрона или изопреналина.Однако было обнаружено нечто более подозрительное: две плотные точки, одна желто-оранжевая по цвету, другая – пурпурная, которые  были объявлены как «не идентифицируемые».  В урине Брайана была обнаружена амфетаминноподобнгая субстанция, и её уровень немал – 1720 миллиграмм-процента – примерно в 9 раз выше нормы. Доклад резюмирует: «Это показывает прием достаточно большого количества наркотика». Анна говорила о таблетках, которые ему прописал врач: «Он не любил принимать их. Он боялся лекарств». В доме не было найдено никаких наркотиков, когда его обыскали позднее. Не были они найдены и в его баре.

В начале июля 1969 года время для Брайана было, кажется, на его стороне. Его будущее рисовалось в самых ярких красках. Он с успехом сочинял музыку, вынашивал планы о новой группе с инновационным саундом.  За 6 лет до этого он создал «Роллинг Стоунз». Однако Брайан  вынашивал и планы по мести. Его очень обидело, что его выгнали из группы, которую он же и создал. Он говорил Аманде Лир: «Брайану было очень горько из-за того, как «Стоунз» отнеслись к нему. Они определенно решили запретить ему быть частью единого целого, и Брайан говорил мне: «Я еще покажу им! Я еще покажу им!»

В общем физическое и моральное состояние Брайана улучшалось, но в тот день он очень болел из-за астмы. Почему же он решил выбрать ту ночь для экспериментов с наркотиками, которые поставили в тупик даже биохимиков ?

Что же на самом деле случилось в ту июльскую ночь ? То, что он принял столько нарктиков , означает, что кто-то мог подмешать ему его в питье.

По резльтатам обследования, на теле Брайана не было найдено никаких следов насилия.

В своем обращении к полиции Льюис Джонс сказал следующее: «Когда я и моя жена остались на выходные в его доме, он был очень здоров и бодрю Последний раз, когда я говорил с ним по телефону, он был полон энергии».

Дети Брайана в июле 1969 года были еще очень маленькими, но как только они подросли, то в их душах начали роиться калейдоскопы смешанных чувств по поводу смерти ихотцв. Марк, Сын Брайана от Пэт Эндрюс, был смущен: «Алексис Корнер рассказал мне все о моем папе, о том, как он трудился в Котчфорде над своей новой музыкой и о том, в каком замечательном состоянии он был. Так что я так никогда и не принял тот образ, с которым его ассоциировали многие люди в то время». Марк даже чувствовал, что смерть Брайана в некотором роде послужила «Стоунз» на пользу:
« «Стоунз» по-прежнему плывут на гребне волны своего имиджа 60-х – имиджа, созданного моим папой. Я имею в виду, что они удачно играют на этом имидже, и папа оказал, таким образом, невероятное влияние на людей. Без какой-либо личной оценки сына, я его очень уважаю. Когда вы думаете о том, чего он добился,  можете ли вы себе представить, что бы он делал сейчас ? Он был мультиинструменталистом. Люди вроде Клэптона- хорошие лидер-гитаристы, но мой папа был музыкантом! Я чувствую, что то, что произошло с ним, не просто задело его жизнь.  Конечно, он пострадал, но я и моя мама – тоже. Я не хочу делать на этом акцент, но это действительно так – то, что могло бы быть.  Папа действительно испытывал ко мне родительские чувства. Он становился старше и более зрелым. Если бы он жил сейчас, я – если бы мне выдался такой шанс – возможно, узнал бы его получше».

Джулиан, сын Брайана от Линды Лоуренс, сильно убежден в том, что смерть Брайана легла черной тенью на всю его жизнь. Он говорит: «Это не значит, что смерть папы – не трагедия. Это далеко не так, и сей факт не смягчает огромное чувство вины зва неё у многих людей. Но его уже нет с нами, и это – его жизнь, и все, чего он добился, должно остаться в людской памяти». Спустя годы Джулиан посетил концерты «роллинг СТоунз» и за кулисами познакомился с участниками группы.

«Теперь, когда я виделся с ними, все кажется совсем по-другому. Я чувствую – не знаю – прохладцу с их стороны. Они воспитаны, но определенно холодны. А я ? За последние годы я знаю, что меняюсь. Я ничего не могу с собой поделать. Я написал несколько песен, пару из них я посвятил своему папе. Одна из них называется “Heavy Inside” («Тяжко изнутри»), которая – о папе и о моих чувствах по поводу того, как к нему относились. Я очень горжусь своим отцом. Я очень люблю его».

Еще будучи живым, Брайан сильно повлиял на свое окружение в Котчфорде, которые узнали об ужасной новости. Мэри Холлет вспоминала:

«Ночью я слышала какие-то странные звуки. Я поднялась с постели и пошла на полянку. Здесь все, что я смогла увидеть, были яркие огни и полиция, прохаживающаяся туда-сюда. Это было не мое дело, и я снова легла спать. Но на следующее утро я пригла туда, а там были все эти репортеры и фотографы. Рабочие рассказали мне о том, что произошло, и чтобы я не отвечала ни на какие вопросы».

Почему они сказали ей это ?

«Стоунз» были как никогда вдали от всего этого Они записывались в “Olympic”, и свидетельства о том, как они впервые узнали о смерти Брайана, сильно разнятся.  Якобы шокированные. Они как-то продожили работу  в студии еще на несколько часов перед тем, как  встретиться с персоналом в офисе «Стоунз». Некоторые говорят, что Чарли заплакали был очень дизориентирован. Да, это был обычный бизнес, вплоть до того, что в тот же день они снимали свое выступление для “Top of the Pops”. Приоритет раскрутки нового сингла “Honky Tonk Women” остался для них незыблемым. Он был издан 11 июля – спустя день после похорон Брайана, и сразу же занял 1-е место в хит-парадах Великобритании.

Необычайно трудно преставить себе степень бездушной отстраненности, с которой все это предпринималось. Многие были неприятно удивлены их решением о том, чтобы дать концерт в Гайд-парке.

Пэт Эндрюс, пытавшаяся хоть как-то совладать с собой после того, как соседи рассказали ей о смерти Брайана, услышав новость по утренней сводке новостей на радио, убеждена, что решимость группы продолжать как ни в чем ни бывало, имеет под собой такие корни:

«Бедный Брайан только два дня как был мертв, его еще не похоронили, и первые результаты расследования обещались быть только в понедельник. Но «Стоунз» — группа, которую Брайан создал – смогли выйти и играть перед публикой, как если бы ничего не случилось! Мне кажется, что для них было чрезвычайно важно как для группы, чтобы их не видели в страхе распадающимися».

Следующие два дня после смерти Браана скорбели не только семья, друзья и фаны, но и коллеги-музыканты. Из-за того, что обстоятельства смерти его так и не прояснены до сих пор, Брайан Джонс стал первым представителем декаденства в рок-музыке.

Когда наступило утро субботы, нестерпимая жара под палящим солнцем все продолжалась. Около четверти миллиона человек собрались на концерт, призванный стать возвращением «Роллингов».  Облаченная в бисер и браслеты, толпа зажигала ароматные палочки и приносила цветы. Около 400 фанов упали в обморок от полуденного солнца,  в то время как остальные, независимо от их пола, вняли совету ведущего Сэма Катлера снять свои рубашки и завязать их у себя на головах. Сшироко открытыми глазами СМИ атмосфера была натянутой, когда под усиленной охраной прибыли «Стоунз», их бронированный фургон с наводящим страх эскортом медленно пробирался в небольшое отгороженное от всех пространство.

В белом платьице с оборочками поверх брюк Джаггер провел на сцену остальных четырех музыкантов и немедленно приказал публике замолчать. « Успокойтесь и послушайте, — скомандовал он. – Я хочу сказать кое-что в память о Брайане». Лишь только воцарилась тишина, он прочел два четверостишия из «Адонаиса» Шелли, и тысячи белых бабочек были выпущены из картонных коробок в воздух, когда «Стоунз» заиграли свою первую песню.

Их 75-минутное выступление было ужасным и вошло в историю как самый плохой концерт «Стоунз». Жара давала о себе знать, и электрооборудование и инструменты постоянно расстраивались. Майкл Линдси-Хогг говорит: «Я пошел в Гайд-парк, хотя мне было очень неприятно, так как я сам хотел снять об этом шоу фильм. Но все вокруг были очень потрясены тем, что Брайан умер, и в народе было определенное чусство, что это – особенное событие». Фио Мэй согласен с этим:

«В пблике царило экстраординарное чувство, но я не уверен в правильном вкусе этого памятного концерта, так как я знал, что этому предшествовало многие годы, и спич Мика имеет грубый отзвук у меня в голове, я не могу принять его.  Гораздо большее количество людей, чем Джаггер и остальные, понимали  затаенную враждебность за этими словами и действиями. Сли бы Джаггер взглянул в лицо реальности и сказал о Брайане так: «Мы дрались друг с другом как ублюдки, но мы все равно скорбим по нему», то больше зрителей бы уважали его, вместо того, чтобы проглотить всю ту чушь, которую он нес со сцены. Тем не менее, это так или иначе послужило памяти Брайана».

В этом концерте многих поразило отсутствие какого-либо уважения к покойному. В отгороженное место у сцены до и после концерта были приглашены специальные гости, в том числе и Ноэль Реддинг:

«Меня пригласили на собрание за кулисами со «Стоунз». Говоря откровенно, сама идея провести такой концерт не была бы тем, что я бы сделал на их месте, и я до последней минуты не был уверен в том, что приду туда. Но когда я пришел и увидел, что там происходит, мне стало очень не по себе. Я встретил Денни Лейна ( экс-певца “Moody Blues”), который чувствовал то же самое, что и я, и мы оба ушли и заглянули в близлежайший паб, где выпили немного и поговорили о Брайане. Для меня подобный трибьют для Джонси был ни чем иным, как просто большим и толстым упражнением в пиаре. Это было очень неправильно».

Все еще полный скорби, Алексис Корнер единственным был в своем уме. Он был очень близок с Брайаном, выступая в роли руководителя репетиций его новой группы, что принять для нег смерть  Брайана было просто невозможно. Он как-то сказал: «Что вы скажете, когда концерт превращается в похороны вашего друга ? Я думаю, вы скажете, что это – хорошие похороны».

Но пустота, созданная отсутствием Брайана, имела далеко идущие последствия. Многие уже сделали тогда свои выводы. Ноэль Реддинг, например сказал: «Для меня это было концом. Я сделал запись в своем дневнике,  которая гласит: «Без Брайана Джонса нет «Роллинг Стоунз»!»

Прогрессивный и экспериментальный гений Брайана Джонса был потерян навсегда. Как написал музыкальный критик Роберт Сэндолл: «Да, я могу сказать, что среди тех, кто знал истинное положение вещей,  возникло обще мнение, что после смерти Брайана «Роллинги» окончательно закостенели».

В более общих словах, смерть Брайана ознаменовала собой конец одной эры и начало другой.  Когда-то бунтарски настроенная общественность, которую олицетворял собой Брайан, по-новому посмотрела на жизнь. Это проявилось хотя бы в том, что после концерта в Гайд-парке даже самые яростные фанаты поразили власть имущих тем, что вместо того, чтобы носиться по городу и крушить все подряд, они убрали 15 тонн мусора, существенно облегчив работу уборщиков, которые пришли в парк только на следующее утро. То был еще один день, когда Джаггер еще раз показал свое неуважение к памяти Брайана, вылетев в Австралию на съемки своего фильма «Нед Келли».  Было объявлено, что он делает это под давлением контракта.

В понедельник 7 июля в Ист -Гринстеде открылось формальное следствие по поводу смерти Брайана, которое курировал доктор Ангус Кристофер Соммервилль. Анна Волин, Джэнет Лоусон и Фрэнк Торогуд все были призваны, чтобы дать каждый свои версии  того, что в официальных бумагах фигурировало как «плавание поздней ночью под влиянием спиртного, которое завершилось смертью». Как только журналисты заполонили  мрачное помещение муниципального суда, доктор Альберт Сакс продемонстрировал свои исследования, и в ходе слушания Брайана признали утонувшим под влиянием алкоголя и наркотиков. Вердикт следователя по делу Брайана, формально фигурировавшему как «артист из фермы Котчфорд, Хартфилд» был таков: «смерть в результате несчастного случая».

Трагические  обстоятельства, сопровождавшие смерть Брайана, не должны были никогда оформиться в этот неадекватный термин.

Похороны Брайана состоялись в четверг 10 июля в его родном городе Челтнем. Хотя на них и присутствовало множество друзей, в том числе Алексис Корнер, Лес и Джэни Перрин, Джон Эпплби, отец Пэт Эндрюс, Сьюки Пуатье и Линда Лоуренс с Джулианом, из «Стоунз» пришли только двое: Бил Уаймен и Чарли Уоттс. Мик Джаггер был в Австралии, а Кит Ричардс, если верить Биллу Уаймену, работал в студии.  Похороны были очень многолюдными.

Билл как-то вспоминал:

«Когда мы ехали по Челтнему, все улицы были забиты людьми. Я никогда не видел ничего подобного. Это было похоже на коронацию или что-то в этом роде. Вся его семья и родственники были как сомнамбулы, и все и вся плакали и были очень огорчены. Вокруг были тысячи фанов».

В 13.30 дня каноник Хью Эванс Хопкинс провел 20-минутную панихиду в церкви святой Марии, дирижируя общиной во время исполнения гимна «Мой Пастырь Царь любви есмь». Говоря о Брайане сначала как о подвижном беленьком мальчике-хористе, которым покойный был когда-то, он сказал:

«Он был бунтарем. У него не было никакого терпения к авторитетам, устоям и традициям. В этом он был типичным представителем своего поколения, которое видит в «Роллинг Стоунз» выражение всего их отношения к жизни. Более того, тот факт, что эта древняя церковь стоит здесь вот уже 900 лет, кажется им совершенным пустяком, но в том, что все они пришли сюда для того, чтобы воздать молитвы по случаю такого трагичного повода, явно нет никакого притворства».

Ректор также помолился за Мэриэнн Фейтфулл, которая лежала в австралийской больнице после неудачной попытки самоубийства. Кортеж из 5-и катафалков, 4 из которых были нагружены цветами, и 8 лимузинов проехали полтора километра до Прайорс-роуд, где  сотни фанов в слезах окружили кладбище ради того, чтобы хоть одним краешком глаза увидеть бронзовый гроб, увитый венками. Когда тело Брайана проходило в ворота кладбища,  констебль на вахте отдал салют, и Чарли Уоттс едва не задохнулся от рыданий, когда ехал сзади в одной из машин. Спустя часы после похорон преданные фаны сели по-турецки и сгрудились у голой могилы, забывшись в медитативных молитвах о своем мертвом идоле, не желая отпускать его от себя навсегда.

Но даже сейчас Брайан продолжал страдать за свои грехи. Отец Джон Хейдт, некогда ректор чельнемского кладбища св. Филипа и св. Якова, объясняет: «Видите ли, Брайан должен был быть похоронен вместе с нами, но мой предшественник не разрешал этого из-за слухов о  том, что, возможно, Брайан покончил с собой». Каноник  Хопкинс вспоминал, как Льюис и Луиза Джонс даже при своей обычной холодности просили его с «вполне понятной робостью», чтобы он разрешил похоронить их сына по-христиански в приходской церкви. Видимо, кое-кто считал, что Брайан был «Роллингом», которому не уготовано спасение на небесах.

Однако странные события продолжались. В церкви среди прочих были некоторые рабочии с фермы Котчфорд. После смерти Брайана им нечего было делать в доме, но они возвратились туда из Челтнема поздно вечером, чтобы обыскать дом Брайана – по какому разрешению, до сих пор неясно. Они вели себя с позорнейшим неуважением и грубостью. Один из рабочих был откровенен: «Они пошли на его похороны, а потом вернулись прямо в дом со своими женщинами. Они пили, смеялись, жестоко шутили и кривлялись. Я даже видел, как Фрэнк Торогуд уложил одну женщину в постель Брайана! Это перевернуло всего меня. Я был на дворе, и они даже не задернули шторы…»

Позднее приехали грузовики и, как успел увидеть один человек, пожелавший во имя собственной безопасности остаться неизвестным,  все вещи из дома, в том числе содержимое музыкальной комнаты Брайана, за исключением всего лишь одного или двух его драгоценных музыкальных инструментов, были методично погружены в них и увезены.

«Все, что имело хоть какую-то ценность, было упаковано и погружено в фургоны. И я скажу вам даже больше: иногда я поднимался к Брайану, когда он был еще в постели, так как часто спал до полудня. Около его кровати всегда лежали кучки денежных знаков – просто лежали – большие кучки. Если мне что-то было нужно, я объяснял это Брайану, и он поднимался и брал банкноты и давал их мне. Все, что я могу сказать вам, это то, что когда полиция обыскала его дом, они не смогли найти ни единой банкноты. Ни одной. Теперь для них это была самая обычная вещь – кучки денег у его кровати».

Однако не все еще было разграблено до конца. Всего чуть позже в саду был разожжен костер. Садовник Мик Мартин говорит:  «Группа людей сжигала огромное количество различных вещей. Я знаю, так как у меня была очень красивая маленькая Библия, и они сожгли её тоже. Она была не моя, и я немедленно отдал её им. Но да, они сжигали вещи Брайана – его одежду, рубашки и все, что было. Я не знаю, кто что говорит по этому поводу, но они расчистили весь дом и сожгли всё».

В это же время, в 1969-м, перед тем, как дело предстало перед Службой Королевского Обвинения, на  отдел по расследованиям Сассекса легло нелегкое бремя решить, имело ли место преступления или нет. Они в любой момент могли передать дело директору публичных расследований, задача которого – разобраться по мере собранных улик, рекомендовать или нет криминальные преследования. Но, несмотря на специфические отсылки в той статье из «Экспресс» на то, что «новые свидетельства по поводу обстоятельств, окружавших смерть «Роллинга» Брайана Джонса, изучаются директором публичных расследований»,  в реальности это, согласно Р.М. хипгрейву, бывшему руководителю полиции Сассекса в Ист-Гринстеде, так и не было сделано. Хотя расследование и продолжалось некоторое время, в конце концов последнее слово было за отделом по расследованиям Сассекса. И каков же был их вердикт ? Они не нашли никакого состава преступления против покойного.

Однако спустя месяцы Майкл Зайяде под страхом обвинения в нападении на бывшую водительшу  такси Джоан Фитцсиммонс, решил вступить в деловые отношения с полицией и заявил, что  знает нечто о подозрительных обстоятельствах, связанных со смертью Брайана.  Детектив-констебль Роберт Маршалл посетил Зайяде в тюрьме “Lewes”, но в конце концов оказалось, что его заявление не имеет веса.

В посмертных статьях о смерти Брайана в газетах он был представлен далеко не в лучшем виде, где его заслуги в музыке и личные качества были послностью проигнорированы.    Почему ?  Своей смертью он никого не обидел, но из-за чего же ему так мстили  и мстят на протяжении стольких лет ?

В январе 1993 года Фрэнк Торогуд сказал в интервью “TV Quick”, что с Брайаном у него были отношения как с сыном – Брайан якобы просил у него советов по поводу женщин, кроме всего прочего. Не предполагая о том, что его показания и заключения медиков вскоре будут обнародованы, он представил версию происшедшего 2 июля 1969 года совершенно в ином ключе, нежели ранее. Он заявил, что Брайан выпивал весь день  к тому времени, когда Фрэнк вернулся в Котчфорд из Лондона.  Потом он  сказал, что Брайан выпил все, что только было в доме и даже «послал кого-то» в деревню за бренди и водкой. Напомним, что в 19690м Торогуд сказал, что Брайан послал с этой целью его самого.

Торогуд реконструировал сценц с участием себя и Джэнет Лоусон, когда они смотрели телевизор в доме Брайана, в то время как сам Брайан болтал с Анной у бассейна, но не будучи в воде. Затем Анна, по словам Торогуда, исчезла в  спальне Брайана, и в этот момент Брайан начал просить Торогуда поплавать вместе с ним.  Торогуд сказал, что ни с Брайаном вместе пошли к ныряльной площадке и поплавали четверть часа, после чего  он сказал Брайану, что выходит из воды, но еще вернется.  Якобы Брайан по-дружески ответил ему на это: «О-кей, приятель».

После 10 минут , проведенных в доме, вспоминал Торогуд , Джэнет Лоусон попеняла ему за то, что он покинул Брайана одного тогда, когда «ему надо было принимать таблетки». Торогуд также сказал, что Брайан принял предписанные ему транквилизаторы. Вскрытие же показало обратное. В завершение своего рассказа Торогуд сказал: «Она (Джэнет) выбежала, а я побежал за ней». Увидев Джонса на дне бассейна, Торогуд  вместе с Джэнет «нырнул и вытащил его на край бассейна». Потом он сказал, что Анна Волин выбежала из дома и, увидев эту сцену, зашлась в истерике.

Торогуд скончался в возрасте 68 лет в больнице “Middlesex” в Эдмонтоне на севере Лондона. Несмотря на свое предыдущее интервью для “TV Quick”, которое вышло под заголовком «Я мог бы спасти «Роллинга» Брайана», он якобы сделал перед смертью признание в том, что это он утопил Брайана. Том Килок посетил, как говорят, его в больнице. Во время этого визита Торогуд промолвил, что он хочет прояснить факты смерти Брайана, и якобы сказал: «Я скажу правду. Я сделал его». По другим данным из прессы, он заявил: «Это я сделал Брайана. Для меня это было парой пустяков».

Килок покинул Торогуда, и тот скончался в этот же день. Семья Торогуда, конечно же, не подтвердила факт признания Фрэнка. Об исповеди его говорили по-разному: что это была исповедь на словах, написанная от руки и записанная на пленку. Как словесная исповедь в законе такое свидетельство веса не имеет, так как этого не могут подтвердить свидетели. Бумага за подписью Торогуда так никогда не появилась на свет для того, чтобы е исследовали на подлинность. И, наконец, по поводу возможной записи слов Торогуда в «Экспресс» позвонил аноним, сказавший, что на самом деле голос на пленке принадлежит ему, и это была подделка.

В свете всех этих событий полиция Сассекса приготовилась было заново открыть дело о смерти Брайана, но так как улики были весьма сомнительными, этого так и не случилось.

Следуюшим человеком, который заговорил после долгих лет молчания, была Анна Волин, которая, вернувшись в Швецию вскоре после смерти Брайана, 30 лет спустя решила обнародовать свою версию её отношений с Джонсом. Определенные аспекты её варианта событий в ночь 2 июля 1969 года заслуживают внимания.

В своем первоначальном заявлении для полиции Анна сказала, что она вышла из бассейна, так как вода была слишком холодной, потом зашла в дом и была на втором этаже в спальне Брайана, переодеваясь, когда зазвонил телефон. Она сняла трубку. Спрашивали её. В 1999 году её слова кардинально изменились. Теперь она настаивала на том, что была в дальнем углу бассейна, когда Джэнет Лоусон позвала её из дома ответить на телефонный звонок. Согласно Анне, она ответила Джэнет, вылезла из бассейна, чтобы взять трубку в спальне Брайана.

Эта версия не только полностью противоречит её словам, данным в полиции, но и с показаниями Джэнет Лоусон, в котором та не упоминает никакого звонка. Эти несколько минут перед смертью Брайана были решающими в плане установления того, кто где был и зачем.

Находясь в спальне, согласно версии Анны 1999 года, она подошла к спаренному телефону и обнаружила, что звонок сорвался. Волин говорила, что она снимала свой купальный костюм, когда телефон зазвонил во второй раз. Это была её подруга Терри, которая звонила для того, чтобы просто поболтать. Именно в середине разговора с ней она услышала, как Джэнет Лоусон закричала, что что-то произошло с Брайаном. В страхе, как Анна сказала в 1999-м, она положила трубку и выбежала на двор.

Если бы это было так на самом деле, эта Терри наверняка была бы в курсе, что поздно ночью домой к Брайану Джонсу приехала карета скорой помощи.  Так что вопросов возникает еще больше. Почему полиция не разузнала, кто звонил Анне Волин ? Почему это не было указано в свидетельских показаниях ? Почему не было сделано ни одной попытки установить из записей телефонной станции,  что звонок  с такого-то номера был сделан на незарегистрированный телефонный номер Брайана Джонса 2 июля, и не установлено, в какое время и какой продолжительности ? видетельство этого звонившего могли бы подтвердить, что Анна Волин была не в бассейне, а у телефона, когда произог=шла трагедия.  Конечно же, личность этого абонента и его показания по поводу того драматического разрыва связи были бы явно полезны следствию. Также это могло бы быть алиби для Анны Волин, если бы она нуждалась в нем.

Спустя 30 лет после той жаркой июльской ночи Анна решла объявить, что тогда подумала, что смерть Брайана наступила в результате грязных игр. Однако она не отметила этого в своих показаниях от 1969 года. В 1999 году она уже была убеждена в том, что Брайана утопил Фрэнк Торогуд. Она якобы не сказала о своих подозрениях ранее, так как боялась мести Фрэнка Торогуда. По её словам, Торогуд лично приказывал ей, что говорить следователю и полиции. Также против её воли она была вынуждена покинуть страну незадолго до похорон Брайана. Анна также утверждала, что в Швеции у ней случился выкидыш. По её словам, это был ребенок от Брайана.

В 2000 г. двое из троих людей, которые присутствовали на ферме Котчфорд в ту ночь, когда был убит Брайан, рассказали свои версии происшествий. Оба они были убеждены в том, что Торогуд убил Брайана.

Наконец, в конце 2008-го заговорила и Джэнет Лоусон. Она уже умерла, но все эти 40 лет хранила молчание. Она рассказала журналисту Скотту Джеймсу, что из-за того, что тогда устала и была травмирована неожиданной смертью Брайана, то солгала полиции; более того, она обвинила полицию в том, что они сами вставили слова в её уста и полностью исказили все, что она сказала в 1969 году.

Её уважительной причиной по поводу того, что она не сказала правду о происшедшем на ферме Котчфорд было то, что она считала, что потом всегда сможет изменить свои показания, когда почувствует себя уверенней, и когда обстановка вокруг прояснится. Почему же не тогда ? В те дни, когда она давала свои первоанчальные показания, у ней была полная свобода попросить полицию Сассекса изменить их. Почему же спустя целых 5 дней после смерти Брайана, отдохнув и имев время подумать, она не поддержала следствие и не сказала следователю, что не ручается за свои  более ранние слова ?

В 2008-м история Лоусон была такова: она была на самом деле подругой Тома Килока.  Она сказала, что пиехала на ферму Котчфорд затем, чтобы как-то смягчить напряженные отношения между Торогудом и Брайаном. Она говорит, что в тот день Брайан наконец-то уволил его. Но если бы это было правдой, зачем он тогда позвал Торогуда в свой дом ? Поэтому рассказ Лоусон явлется довольно-таки бестолковым. Далее,  будучи в бассейне, Брайан якобы попросил её сходить за ингалятором. Зачем ? Ведь у него лежали ингаляторы в каждом углу бассейна.

По словам Джэнет, Торогуд вел себя так нервно и агрессивно, что вполне мог убить Брайана.

Подобный же неадекватный мотив описан в фильме “Stoned”, выпущенном на экраны в 2005 г. Фильм, от которого ждали многого, описал Брайана вполне в духе привычных стереотипов. Многие, кто лично знал Брайана, не узнали его здесь.

Почему же его музыкальная комната была разграблена? Почему все его вещи были сожжены?

Маршал и Хантер не были опытными полицейскими, а всего лишь высокопоставленными офицерами.

В конце 70-х следователь Ист-Сассекса Дэвид Уодмен сказал, что смерть Брайана была расследуема не только полицией Сассекса, но и Головным офисом. Однако он добавил: «Я должен сказать, что  считаю, что вы вряд ли отыщете по этому поводу большую информацию. Я уверен, что они посчитают результаты своих исследований конфиденциальными». Головной офис, более того, и вовсе опроверг, что у них храняться какие-либо результаты расследований. Официальный представитель его сказал: «У нас нет никакой информации по поводу смерти мистера Джонса».

У Фрэнка Торогуда определенно не было мотива для убийства. Причина, по которой кому-либо была выгодна смерть Брайана, также никем не озвучена. Анна Волин покинула страну, Джэнет Лоусон сменила имя. А «Стоунз» спели на своем первом пост-Брайанском альбоме “Let I Bleed”:“Oh the flood is threatening my very life today” – «О, поток воды угрожает теперь моей жизни» (песня “Gimme Shelter”).

Вероятно, правду о смерти основателя «Роллингов» мы не узнаем никогда….

Добавить комментарий