Глава 11. Подрезанные крылья

Вторник 1 июля был еще одним жарким летним днем, а для Брайана — еще одной причиной радоваться жизни. Кроме сингла, он организовал два прослушивания для своей новой группы, на этот раз с Карлом Палмером и Винсом Крейном из “Atomic Rooster”, которые должны были приехать в Котчфорд в четверг. А на выходные у Брайана в гостях обещались быть Перрины.

Однако, его радость была несколько омрачена тем, что он должен был распрощаться раз и навсегда с Торогудом и компанией. Решение выгнать их не было бравадой, рожденной в алкогольном опьянении: он действительно хотел, чтобы они ушли, но не мог собраться с силами, чтобы  сказать им об этом. В его природе было стремление избегать  неприятные конфоронтации с глазу на глаз, и уже одна мысль о том, что они могут и не послушаться его,  угнетала его сверх меры. Более того, прибытие еще одного незваного гостя помешало ему совершить задуманное немедленно же.

Её имя было Джэнет Энн Лоусон, осударственная медицинская сестра из Госпорта в Хэмпшире. Она была подругой Фрэнка Торогуда с прошлого апреля. Многочисленные позднейшие свидетельства о том, что она была медсестрой Брайана, на самом деле не имеют под собой ни малейшей реальной основы: Брайан никогда ранее не был знаком с ней. Она сама выдвинула этот факт в полицейском заключении: «Я хочу, чтобы всем было ясно, что я едва была знакома с Брайаном Джонсом. Я впервые  познакомилась с ним около 12 месяцев назад в Чичестере. Потом я увидела его во вторник 1 июля, когда решила провести несколько дней в деревне». Она говорила, что была уверена в том, что Фрэнк предоставит ей свою комнату на пару ночей, и позвонила ему в понедельник вечером 30 июня и договорилась о том, что приедет к нему в Котчфорд в ту же ночь. Фрэнк встретил её на железнодорожной станции Ист-Гринстед и привез её прямо на свою квартиру над гаражом в Котчфорде.

Для Брайана она была еще одним незнакомым лицом, когда его гости прибыли к нему на обед в следующий вечер. Если верить Анне Волин, в вечеринке участвовали только Фрэнк, Джэнет, она и Брайан; она утверждает, что никто из остальных рабочих или их женщин не присутствовал там. Обед Торогуда с Брайаном не был нормой, но Брайану хотелось воспользоваться этим случаем –  и, по возможности, без лишней злобы пресечь присутствие этого строителя в своем доме. Однако в тот вечер Брайан так и не поднял этот вопрос. Вместо этого они вместе отужинали, выпили, а потом около 21.00 вечера Брайан захотел поплавать. Включив мощную подсветку бассейна, он вышел, чтобы переодеться, в то время как остальные, предпочтя продолжать ужин, глядели на бассейн со стороны.

Примерно два часа Брайан плавал в бассейне в одиночку, решительно и уверенно, почти не опьяненный бренди, что уже успел принять себе на грудь. Нет свидетельств, что он пил его весь ужин, и Джэнет описывает его как «хорошего пловца и акробата в воде». Однажды он, если верить Анне, подплыл к кромке бассейна и попросил у неё ингалятор – один из четырех ингаляторов “Riker”, которые стояли у каждого угла бассейна, но, как она говорит:  «Он часто использовал их, и я не подумала ничего такого. Он подышал в ингалятор и продолжал плавать». Хотя Брайан и звал Анну в бассейн, та отказалась, сославшись на то, что вода очень холодная, хоть температура в бассейне не опускалась ниже обычных 80-и по Фаренгейту. Где-то между 23.00 и полночью Фрэнк и Джэнет вернулись к себе в квартиру над гаражом, в то время как Брайан и Анна отправились спать.

После душной ночи наступил один из самых жарких дней за всю историю. Уровень пыльцы в воздухе был в районе Сассекса особенно высоким, и астма Брайана немедленно дала о себе знать. Он как-то приспособился к её приступам и поэтому разговаривал очень тихо, пользовался ингалятором и говорил только тогда, когда это было необходимо. Это был не лучший из его дней. Мэри Холлет заметила, что его дыхание было очень тяжелым из-за астмы. Она вспоминает: «Я особенно не виделась с Брайаном в то утро, разве что только когда он попробовал сказать мне о том, что к нему приехали гости, которые останутся на ночь. Было очень трудно понять, что же он хочет мне сказать. Это был последний раз, когда я видела Брайана».

В самом поместье работа шла как обычно. Фрэнк Торогуд сделал свой регулярный (по средам) визит в Лондон, а Джэнет Лоусон осталась в его квартире одна до самого его возвращения около 18.00 вечера. Во время ленча из Лондона позвонил Том Килок, чтобы обсудить планы Брайана по поводу будущих выходных. Затем весь вечер Брайан сморел теннис по телевизору вместе с Анной и своими верными псами у ног.

Если ночь вторника была репетицией, то в среду вечером повторился тот же сценарий: Фрэнк и Джэнет  выпивали с Брайаном и Анной и плавали с нми. Его гости, которых Брайан пригласил, несмотря на свою астму, и о которых он предупредил Мэри, так и не приехали – в любом случае, их никто и не принимал в расчет. С раннего вечера до того, что случилось позднее, события изменились самым драматическим образом. Последовательность  этих событий в следующие 6 часов были определяющими в том, что в конце концов привело к смерти Брайана. Показания Анны Волин, Фрэнка Торогуда и Джэнет Лоусон образуют ядро единственного официального свидетельства о том, что же все-таки на самом деле произошло в тот роковой вечер. Сами по себе они довольно туманны – даже в комбинации с детальными отчетами доктора Соммервилля, следователя, ведшего дело о смерти Брайана. Все свидетельства можно рассматривать с трех позиций: то, что, как утверждается, имело место быть; то, что было доказано медиками; наконец, то, что могло бы быть доказано законным путем.

Вечер начался в 18.30 . Торогуд сказал полиции, что по своему возвращении из Лондона он увидел Брайана, который был  вполне в себе и смотрел телевизор. После непродолжительного разговора Торогуд вспомнил, что Брайан попросил его пойти в деревню и принести чего-нибудь выпить. «Я поехал на такси в “Dorset Arms”, — показал он, – и купил там бутылку водки, бутылку вина “Blue Nun”, полбутылки бренди и полбутылки виски. Я оставил все это у Брайана, предварительно немного выпив с ним». Торогуд пил водку, Брайан – бренди, а Анна – вино. «Потом я ушел  свою квартиру, которая располагалась рядом», — добавил он.

Однако Анна не согласилась с ним. Её версия была такова, что она и Брайан после того, как посмотрели телевизор в тот вечер, немного перекусили и, когда стрелки часов подобрались к 22.15,  решили было лечь спать. Она не помнит, чтобы Брайан послал Торогуда за спиртным – и даже о том, будто они пропустили рюмку-другую вместе, исключая любую возможность того, что Брайан был хоть немного пьян, когда они сморели телевизор. Она добавила: «Около 22.15 мы собрались ложиться спать, как вдруг Брайан неожиданно сказал, что хочет пойти поплавать. Я не отнеслась к этому с энтузиазмом, а он пошел в квартиру к Фрэнку и вернулся с ним и с Джэнет». Это означало, что Брайан вернулся в квартиру над гаражом примерно в 22.25 – это время подтвердила на полицейском допросе Джэнет Лоусон, но это было на час позже, чем об этом сказал сам Торогуд.

В 21.30, когда Анна , по её словам, все еще сидела у телевизора с Брайаном, Торогуд  доложил, что Брайан пришел к нему в квартиру, чтобы пригласить его и джэнет в дом немного выпить. «Думаю, это было ближе к 22.00, — предположил он, — потому что было темно, и в руках у Брайана был факел. Мы с Джэнет и Брайаном пошли в дом». Но здесь также кроется противоречие, так как Торогуд сказал, что они все вместе стали смотреть по телевизору шоу “Rowan and Martin’s Laugh-In”, которое закончилось в 21.50.

Физическое состояние Брайана на тот момент, как он постучался в дверь квартиры над гаражом, также вспоминается  свидетелями по-разному, но, по крайней мере, хоть здесь показания Анны и Фрэнка почти совпадают. Анна описывает Брайана как трезвого, в то время как Торогуд говорит, что Брайан выпил глоток спиртного примерно за 2 часа до этого – таким образом, он не утверждал, что Брайан был сколь-либо пьян, когда пришел к нему в квартиру. Но Джэнет Лоусон с ним была не согласна. Описывая намерение Брайана заманить их в дом, она сказала: «Брайан проводил нас в дом с ручным факелом. Было заметно, что он плохо держится на ногах, так как свет все время колыхался. Кажется, он вполне внятно говорил – вроде бы о дренажной системе. Тем не менее, было ясно, что он выпил».

В доме, сгруппировавшись вокруг обеденного стола и подноса с напитками, Брайан, если верить Торогуду, принял еще бренди, в то время как он сам принялся за водку. И снова Джэнет говорит нечто другое: в частности, то, что состояние Брайана было почти критическим: «Брайан пробовал было начать разговор, но у него это получалось несколько спутанно». Это выглядит странным, так как еще только несколько минут назад, по её словам, он говорил вполне внятно. «Он оправдывал это, сказав: «Я принял свое снотворное», либо же какую-то подобную фразу». Ни Анна, ни Фрэнк это не подтверждают, и, что более убедительно, заключение врачей показало, что он не принимал никакого снотворного.

Примерно спустя полчаса, после 23.00, Брайан, как утверждалось, захотел поплавать. Как и в предыдущую ночь, после того, как была зажжена подсветка, он переоделся. На этот раз то же самое сделал и Фрэнк, а Анна одела купальный костюм. Джэнет, которая сказала, что в данный момент это будет не самое подходящее решение, решила не присоединяться  ним. Анна зашла в воду первой, в то время как собаки Брайана лаяли у кромки бассейна. Она проплыла взад и вперед в ожидании, когда Брайан присоединится к ней.  В зависимости от того, кому верить, Брайан был либо едва навеселе, чуть-чуть выпив, либо же изрядно пьяный и упорный в своем стремлении поплавать наперекор всем советам. Торогуд поклялся на допросе: «Брайан шатался, но я был не слишком встревожен эти, так как видел его и в много худшем состоянии, когда он мог спокойно плавать. Он несколько с трудом балансировал на площадке для ныряния, и я помог ему устоять на месте. Но это не было для него чем-то необычным. Он спрыгнул с доски, а я поплыл на мель. Он нормально плавал».

Однако Джэнет Лоусон снова с этим не согласна. «Я видела, что Брайан с  трудом держал баланс на площадке для ныряния». Она доложила Питеру Хантеру, сержанту-детективу, который возгавлял следствие по делу о смерти Брайана: «Фрэнк пытался помочь ему изо всех сил, но не всегда удачно. В конце концов Брайан плюхнулся в воду и, несмотря на свое состояние, кажется, приноровился и проплыл до дальнего конца бассейна. Его движения были вялыми». Непродолжительное время Анна, Брайан и Фрэнк плавали в бассейне вместе, в то время как Джэнет по каким-то куръезным причинам решила спрятаться в близлежащих кустарниках, чтобы не слышат их призывов присоединиться к ним в бассейне.

 

Совершенно невозможно теперь доказать, кто сделал что  в следующий момент и, особенно, кто первым покинул бассейн.  В конце концов, за следующие 10 минут Анна, Джэнет и Фрэнк – и даже собаки Брайана – все исчезли в доме. Никто из троих не показывает, в каком точно порядке, кроме того, что женщины и собаки ушли раньше Торогуда. Если верить Анне, она вышла из бассейна, так как вода показалась ей слишком прохладной. Со странным совпадением по отношению к предыдущей ночи она говорила, что Брайан подплыл к краю бассейна, чтобы попросить у ней ингалятор. После того, как он воспользовался им, то продолжил плавать, а она вошла в дом. В частности, она заявила: « Спустя некоторое время я пошла в свою комнату, чтобы одеться, оставив двоих мужчин и Джэнет там».

Но показания Джэнет противоречат версии Анны. «Она (Анна)  выпила, но, кажется, еще контролировала себя.  Я была уверена, что они все были в состоянии присмотреть друг за другом.  Вернулась в музыкальную комнату в доме и поиграла на гитаре. Я услышала, как Анна вернулась в дом и сказала что-то собакам, поднимаясь по лестнице», — говорила Джэнет, имея в виду, что Анна покинула бассейн первой.

Поразительный факт – совершенно чуждая Брайану гостья входит в его дом и играет на его гитаре!

Версия Торогуда также отличается от двух первых. Он утверждал, что обе женщины покинули бассейн вместе. Все, тем не менее, сошлись на том, что пока они были в доме, Торогуд был в бассейне наедине с Брайаном.

Прошло около 10 минут после того, как Джэнет, которая заявила полиции, что она как медсестра посчитала своим моральным долгом  проследить за двумя мужчинами в бассейне. Видя, что с ними все в порядке, она вернулась в музыкальную комнату. Позднее она подсчитала, что Брайан провел с Брайаном около получаса перед тем, как случилась трагедия.

Показания всех свидетелей о том, что же случилось далее, невероятно разнятся между собой. Никто из этих троих, кто был с Брайаном в ту ночь, так и не смог точно ответить, где они были и почему, когда Брайан умер.  Также они не смогли вспомнить и того, кто первым прыгнул в бассейн, чтобы вытащить его оттуда. Анна утверждает:

«Пока я была дома, зазвонил телефон. Я ответила. Спрашивали меня. Я услышала, как вошел Фрэнк, и как он взял трубку в кухне. Я сказала ему, что звонят мне, чтобы он положил трубку. Потом я услышала, как Джэнет закричала: «Что-то случилось с Брайаном!» Я выбежала из дома одновременно с Фрэнком. Джэнет уже была там, и я увидела Брайана лежащим на дне бассейна».

Нет точных сведений о том, кто же звонил Анне так поздно и зачем, но этот номер так не определился, и, возможно, что если бы, как говорит Анна, она говорила с кем-то, кого она знала, когда их разговор внезапно прервал панический крик, то её собеседник понял бы, что на другом конце провода произошло нечто серьезное, и остался бы на связи, пока все не прояснится. Однако об этом в полицейском заключении нет никаких данных,  как и данных о личности звонившего – и, вероятнее всего, в этом направлении никаких попыток установить её и не предпринималось.

У Брайана в доме было три телефона: один в музыкальной комнате, и его ответвления в кухне и спальне.  Если Джэнет, как она говорила, была в музыкальной комнате, а в это время зазвонил телефон, то вполне резонно предположить, что она слышала его. Также резонно было предположить, что она могла поднять трубку  перед тем, как Торогуд мог покинуть бассейн и пройти 32 метра до дома, чтобы ответить на звонок в кухне. Даже если она подумала, что это – не ёё дом, чтобы отвечать на звонки, она должна была услышать его. Однако Джэнет Лоусон не упоминает ничего о звонке. Она говорила: «Около 10 минут спустя (после того, как она увидела, что они еще в бассейне), Фрэнк вернулся в дом и попросил полотенце. Я  пошла к бассейну и тут увидела на дне Брайана. Он лежал лицом вниз в дальнем конце. Он был без движений, и я сразу же заподозрила самое худшее».

Несмотря на то, что она была медсестрой, Лоусон тогда оставила Брайана в воде и вернулась в дом. «Я закричала в открытое окно Анне, которая говорила в это время по телефонц. Я вбежала в дом и закричала Фрэнку. Они оба присоединились ко мне».

У Торогуда  была совершенно другая версия происходившего. По его собственному признанию, он был один с Брайаном в бассейне, когда женщины ушли в дом. По его подсчетам, он пробыл там меньше, чем позднее засвидетельствовала Джэнет. Он сказал полиции:

«После того, как мы находились в бассейне около 20 минут, я вышел и пошел в дом за сигаретой, оставив Брайана в бассейне. Я, честно говоря, не помню, что просил у Джэнет полотенце. Я помню, что я взял сигарету и зажег её, а потом, когда я вернулся к бассейну, то из дома одновременно со мной пришла Анна. Она сказала мне: «Он лежит на дне», или что-то вроде этого. Я увидел Брайана лежащим лицом вниз в дальнем углу бассейна на самом его дне».

Так что Торогуд утверждал, что не было никаких криков о помощи от Джэнет, и Анна не прибегала на них, а пришла сама. Он еще не покинул бассейн  и не отвечал на звонок. На самом деле он ненадолго вошел внутрь, взял сигарету, зажег её и вернулся назад, чтобы узнать от Анны – а не Джэнет – что Брайан лежит на дне бассейна. Здесь уместно упомянуть, что, по рассказу Анны, она узнала о трагедии только после вскрика Джэнет о том, что что-то произошло с Брайаном, и тут она столкнулась с Торогудом в темноте, выбежав из дома, чтобы посмотреть самой. Однако Торогуд утверждал, что он спокойно возвращался из бассейна, все еще в плавках, когда Анна встретила его, выбежав из дома, уже зная, что Брайан лежит на дне бассейна. Здесь Торогуд не упоминает Джэнет или её крик. Надо сказать, что ни одно из трех свидетелств не является взаимоисключающим.

Кто же был первым, кто вытащил его из воды? Здесь показание двоих свидетелей совпадают, в то время как третий – нет. Версия Анны такова:

«Я нырнула и достала его со дна, а Фрэнк вошел и помог мне вытащить его. Джэнет пошла позвонить о помощи. Потом она вернулась и сказала, что не смогла дозвониться. Я думаю, я тогда не положила телефонную трубку на рычаг. Потом к телефону подошел Фрэнк, а мы с Джэнет попытались сделать Брайану искусственное дыхание».

Одна из двух женщин, Джэнет Лоусон, которая была обученной медсестрой – почему именно она рещила взять на себя наименее соответствующую ей работу пойти и позвонить ? Джэнет не подтверждает этого. Её версия была такова, что это Фрэнк и Анна прибежали на её крики, в то время как она пыталась спасти Брайана.

«Я уже была в воде, но поняла, что не смогу вытащитьего в одиночку, и я крикнула Фрэнку, чтобы он вошел в бассейн и вытащил со мной Брайана. Я вернулась в дом, чтобы позвонить, но линия была все время занята. В доме было несколько телефонов, и я не знаю, где они были расположены. Я вернулась к бассейну, чтобы Фрэнк теперь пошел позвонить, в то время как он и Анна пытались вытащить Брайана из воды. Я помогла им,  и в конце концов мы вытащили его. Он лежал на спине, и в то время как Фрэнк пошел в дом позвонить, я перевернула его тело и попыталась выкачать из него воду».

Довольно очевидное противоречие в показаниях свидетелей о том, что, таким образом, Джэнет прыгнула в бассейн полностью одетая или же нет, особенно заметно. Однако это не смущает их самих. Торогуд в общем-то соглашается с Анной. Он говорит:

«Анна и я вошли в воду и, после нескольких попыток, вытащили его. Его тело было мягким, и когда мы дотащили его к краю бассейна, Джэнет присоединилась  к нам и помогла вытащить его. Джэнет сказала, что она не дозвонилась ни до кого, и я пошел в дом и набрал 999. Я вернулся к бассейнц, в то время как девушки старались спасти его».

Он не упоминает о том, что телефонная трубка в спальне была не на рычаге.  В то время как Анна старалась сделать ему искусственное дыхангие изо рта в рот, Джэнет массировала ему сердечную мышцу.  За 15 минут, пока к ним ехала скорая помощь, они, как они сами говорили, старались получить хоть какую либо ответную реакцию от Брайана. «Я чувствовала, как его рука сжала мою», — утверждала Анна, но для Джэнет было очевидно, что Брайан уже умер.

Добавить комментарий