жЁнина Сказка

Пролог
Я знаю сказки:
Убитый на виселице
Мужчина ходит по этим холмам
Под огромным пролетом Большого Ковша
Протестуя против своей двухвековой невинности.
Огромная фигура, оглушающая воем

Этот крохотный город, пылающий ярко
Миф протеста, гигантско-легендарный
Поплачь по мне*, подними голос против
Этого мира лужаек, отринь
Этот фигурный городок
Ирландец** в своей долине.

Поплачь обо мне. Я знаю
Как толпа сомкнулась на тебе, кончивший
Ты задыхаешься в ветер. Когда
Ночью его руки
Склизкие от моих распущенных волос
Поглаживают мою шею
Я знаю, как единственная душа

Умирает ради ритуала. Поддерживает
Крики, что лапают ночь.
Тыква-горлянка***, разбитое картинное тело
Храни свою единственную пытку
Жизненный орган надо мной у холма
Плач перед лицом толпы, непоколебимой толпы.

1.
Намек листьев
Был сегодня лицом, глазеющим
На эти части меня; узелок
Тени, частично далекий
Обеленный руками — о, тело,
Которому больно от прикосновения, его память!

Сегодня ночью он стоит
Неприкрытый в свете огня
Я его искание.
Его я могу наблюдать, лукаво
Нелепо заинтригованно
Вне досягаемости на века.

2.
Покалеченная и подло разоренная
Я ищу эту читальню. Я связываюсь
С этими потерянными в видениях, отдалившимися
От запросов дневного света, позволений
И ритуальных горячностей. Один человек мурлычет:
«Моя прелес-с-сть» атласу, другой держит
Мир все еще на той странице, которую он никогда не перевернет
Я расту, как они. Мои визиты задерживаются

Когда я вспоминаю школьницу, с плеча которой
Свисает мой ранец. Она ожидает в зимней мгле
Теребя случайную книгу в углу библиотеки
Судьбоносной встречи со своим единственным любимым:
И все мои годы любви и детей,
Сложные болезни лихорадочных ночей, пот
И тайные рыдания упрощаются до этого –
Места среди жалких; цветистой мечты.

3.
С рассветом они приходят. Как птицы
Отваживаются на свои хлипкие песни, дверь
Разражается открытием, запуская
Детей, их мягкие тела уютно тычутся
Глубоко между нами, голоса высоки
От новостей, хотя возраст мира – всего секунды.
Бледный чистый свет, птицы
В восторге в начальный момент, дети
С глазами, довольно безупречными – о, сейчас я бы могла
Быть нежной с тобой. Теперь я могла бы начать снова
И рискнуть рукой об тебя, дерзнуть
Прильнуть к твоему внезапному лицу с первым поцелуем –
Я жду. Дрожа, чтобы поцеловать, я жду –

Пока они спотыкаются о нас, и далекий
Древний мир кашляет заводящейся машиной.

4.
Я вхожу в транс. Я вхожу
Окоченелой целью внутрь мозга.
Я вхожу усталой безопасностью от нервов.
Я вхожу в мир маленькой.

Из этой платформы ожидания, рельсы
Поднимаются на расстоянии, несутся
Я иду длинной. Повторяю цель дня:
Одно путешествие, один визит, одно путешествие назад.
Солнце когтит в нерв. Я уговариваю себя поспать.
Я говорю с миром, как маленькая.

Троллейбус скрипит. Нерв натягивается, боится
Я вхожу в стучащую тишину внутри меня.
Я уговариваю себя безопасностью. Колеса и рельсы
Понесут ношу. Мне не нужно функционировать.

Мысли могут расслабиться. Колеса и рельсы
Повезут меня, как кучу вещей того троллейбуса.
Колеса и рельсы принесут меня назад.
Сон – это моя цель. Время доставит меня туда.
За 9 часов я снова закрою свои глаза.
За 9 часов еще один день выигран.
Колеса понесут. Отрепетированная речь
Приютит весь мой визит. Просто идти
Те последние ждущие минуты. После того, как те
Колеса понесут, речь понесет
Время понесет. Сон понесет.
Завтра приносит свои собственные колеса. Завтра
Другие рельсы подскользнут меня в сторону сна.

Вхожу в транс. Вхожу
Точно одной целью в мозг.
Вхожу усталой безопасностью от нерва.
Вхожу в мир маленькой.

5.
Я вхожу, не-определенная, сама скрытость
Встряхнутая хозяином, я скольжу от группы к группе
Успокоенная явными и стандартными шумами.
Лица
Цветут вокруг меня, обмундированные вином.
Безликая музыка наполняет воздух хлороформом.

Я регулирую свою речь. И они регулируют ответную реакцию
Мы достаточно знаем об историях других
Дабы ритуализовать заботу и сострадание
Наши глаза
Встречаются, перемежаясь, ни разу не вздрогнув,
Подразумевая нужду.

И если кое-кому сейчас не удастся последовать совету
Нарушить сценарий, оставить мои слова-рефлексы
Тяжело висящими в тишине, если кое-кто сможет ответить
Словами, что цепляют, задерживаются –
Буду ли я способна ?
Так что теперь ты парируешь паузой.

Всё, что я отрепетировала, что там еще осталось сказать ?
Ты – достопримечательность, которая, я боялась, будет топтаться
Отрывисто сквозь транс, который все еще продолжается и убивает.
Ты обнаруживаешь страшное
Что проверяет на прочность энергии и превращает в камень
Всю улыбку и жест. Внезапно, в этой комнате

Мы разделяем тишину. Все мое достойное самообладание
И года ухаживаний тщетны, и что остается
Это нужда, неприкрытая и жалостливая. Я
Настаиваю.
Мои последние слова висят в тишине. Твои глаза
Ищут, как рука. И я узнана.

6.
Любовь, как начинается мир
Её медленное сужение до этой твоей комнаты
И лампы под абажуром над кроватью
Сваливающую свет в кучу на твою подушку, и наши головы
Склоняются друг к дружке, позволяя моим случайным словам
Во всем их своенравии быть восхвалением
Того, что было потеряно и тобой восстановлено
Тело, сейчас снова выросшее до способности
Пах, который увлажняется, и руки
Которые настигают непреднамеренно верх твоих чресел.

Но когда ты входишь в меня, крик
Не будет слепым – пальцы на твоей спине,
Неспокойные от удовольствия, будут снова сжиматься на
Одном тебе, у которого было достаточно сил, чтобы развеять
Долгое очарование, в котором моя ласка
Становится спазматическим трением, добровольным, оборванным.
Мир вокруг нас растет в убыль, станет
Двумя вскриками в темноте – но верь,
Работающая фигура за тобой – она, по крайней мере,
Снова жива и знает, ради кого она живет.

7.
Мое тело здравствует в твоих руках:
С помощью зеркала я имею доступ
Ко всему, что регистрирует твой голос
В шепотах над моим лицом –

Непринужденная кожа, гортань
Пульс удовлетворенного дыхания,
Волосы, возгоревшиеся для тебя, распущенные
Смягчающие овал, переплетенные
Годами, боящиеся дать –

Но поищи глаза. Я не могу избегнуть глаз –
Это ученики, черные-черные от немеряной глубины,
Они потрясают, как блеснувшая**** между звездами пустота,
Без единого выражения. Что-то неизменное.
Именно это я несу тебе. Именно это я принесла ему.
О любовь, она голодает, злокачественная
Вечная. Обними меня. Лелей то, что ты взрастил
Задержись над пульсирующим, дышащим, реагирующим
По–прежнему глаза бросают вызов. Это там
Начинается провал – глубоко-глубоко,
Глубже, чем когда-либо ранила или умерщвляла любовь.

Эпилог
На этой вершине холма, в
Тотальной тишине снега, я рассказываю
Историю страдания
Хождения, повешенного человека.
Рассказываю о его патруле сквозь века,
Поруганного, верного невинности.
Мертвого. Все еще ходячего.

Эти белые отходы, высоко
Над потерянным городом, как они
Гаснут, оставляя только
Несколько слов в пару дыхания,
Сказанные никем, висящим.
Маленький укус ботинок
Чавкает снег. Поворачиваясь,

Я различаю два шествия
Прочно и вместе. Я знаю
Ты не услышал. Белое предстоящее
Уныло, только не здесь,
Где птицы оставили отметки –
Приземлились здесь, на несколько ярдов
Наклав отходы с моментальной целью

Потом, с сущей поверхностной потасовкой
Поднявшиеся. Снег получил обратно
Всё это, прошедшее здесь, будет мягко
Задыхаться – глубокие нажимы
Наших каблуков, птичьих — более нежное оживление.
Но он будет ходить, никогда не оставляя следа,
Ео плач отдастся эхом***** в долинах, в мертвых сердцах.


 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

_____________
*в оригинале: cry for me….. аллюзия к песне “Cry To Me” с альбома “Out of Our Heads” ?
**в оригинале: pat… аллюзия на имя Пэт Эндрюс, матери Джулиана Марка Джонса ?
***сравни с jack flash – полая тыква с чертами лица, изготавливаемая детьми на Хеллоуин.
**** сравни с: «Блестящие Близнецы».
***** сравни с: «Эхо смехом в лесах отзовется» (“And the forests will echo with laughter” — Led Zeppelin, “Stairway To Heaven”).

Добавить комментарий