Поэзия в движении

 

Новые альбомы

“Record Collector”, апрель 2021

 

Икона 60-х объединяется со «вторым пилотом» Ника Кейва ради гипнотизирующего трибьюта английских романтиков.

Терри Стонтон

Марианн Фейтфулл с Уорреном Эллисом

“She Walks In Beauty”

BMG 4050538651140 (CD, LP)

Страсть Марианны Фейтфулл к поэзии в ее работах очевидна еще со времен записи определяющего альбома-возвращения “Broken English” (1979), содержащего в себе “Why’d Ya Do It?” Хиткоута Уильямса — текст, положенный на блюзово-роковый грув. Эта страсть снова проявила себя, когда слова ее друга Фрэнка Макгиннесса дали информационную пищу большей части “A Secret Life” (1995) и в оттенках “Seven Deadly Sins” (1998) Бертольда Брехта. Но сей учебный сборник, чествующий английских поэтов романтизма – это именно тот альбом, который записать ей, наверное, всегда было написано на роду.

Тем не менее, проект был  подставлен под удар, когда в 2020-м она была госпитализирована с Ковидом, но слава Богу, что итоговые несколько треков были завершены в локдауне, когда она уже выздоравливала дома. И все же, имея в виду весь корпус необходимой изоляции в процессе записи “She Walks In Beauty”, альбом предстает создающей мистическую атмосферу коллекцией, богатой на нюансы и детали. Величественность элегантно драматического голоса Фейтфулл, которой помогали экспрессивные звуковые ландшафты регулярного «соработника» Уоррена Эллиса, оказалась не чужда захватывающим слуховым украшениям в его музыке к фильмам, созданной им ранее совместно с его долгосрочным «художественным руководителем» Ником Кейвом.

Принимая во внимание то, что непосредственное углубление певицы в работы Байрона, Китса, Шелли и других впервые имело место во время ее последних лет в школе, на альбоме часто носится аромат подробно всё объясняющего, живо написанного учебника для подготовки к экзамену на аттестат средней школы. Тем не менее, ко всем  хорошо знакомым «Уж не безумствовать, увы» (лорда Байрона), «Оде соловью» (Китса) и «Леди из Шалотта» (Теннисона), это сравнительно более глубокие «погружения», так как исполнение их Марианной словно все дальше и дальше отправляет нас в путешествие  по нравам и общему моральному духу другого времени.

В «Смутясь от радости, я обернулся», написанной Уильямом Уодсвортом в 1812-м после смерти его 3-х летней дочери, скорбь автора становится ощутимой вплоть до дискомфорта, хотя в ней есть элемент отрешенности до отчаяния, и этот эмоциональный груз, кажется, несет, фортепиано Эллиса. А «Она идет во всей красе» Байрона (предложенная как название для альбома пианистом-контрибутором Ником Кейвом) – ближайшее к словарному определению термина «романтика»  — это вызывающая дрожь декларация Фейтфулл, полная острой тоски по кому-то, кто уже вне зоны доступа.

Как и чтение самих стихотворений, это пластинка, которая по возрастающей вознаграждает с каждым прослушиванием, тонкости и подспудные смысли открываются медленно, подтравленные неким образом обманчиво-ненавязчивого музыкального аккомпанемента. «Знаки препинания» Эллиса между слов служат той же цели что и мелодичные «хуки» в традиционных поп-песнях, устанавливая фундамент для лирической красоты изначального материала, чтобы не давать покоя нашим мыслям гораздо дольше после того, как альбом уже завершился.

Вопрос-ответ

Марианн Фейтфулл – по поводу завершения проекта длиной в жизнь и ее работы с Ником Кейвом и Уорреном Эллисом.

- Было ли когда-нибудь такое ощущение, когда ты болела Ковидом и думала, что это может закончиться в виде посмертного проекта ?

- Не совсем ! Я закончила 10 треков с другими пятью, чтобы доработать их, когда я заболела, и я сперва не понимала, что все это так серьезно. Когда я лежала в больнице, тот факт, что я создавала настолько прекрасную пластинку, поддерживал меня. А после этого все это оказалось слишком курьезно, потому что в прошлом я курила, переутомлялась и имела провалы в памяти.

- Твоя любовь к поэзии длиною в жизнь предполагает, что это альбом, который ты хотела записать всегда.

- Вещи английских Романтиков были первой поэзией,  с которой я реально сблизилась. Мне преподавала её в средней школе очень особенная преподавательница миссис Симпсон, но ей пришлось учить меня лишь один год перед тем, как меня «открыли», и я ушла из школы. Я часто думаю, что лучше бы мне было поступать в университет, дабы изучить это с большей глубиной, так как то был один из самых счастливых периодов, что я могу вспомнить, но тут началась моя работа в записи, и моя судьба приняла совсем иной оборот. Эта пластинка – мой способ воссоединения с теми временами.

- Как же ты и Уоррен Эллис отобрали материал для альбома ?

- Долгие годы  подряд я знала большую часть работ наизусть, особенно стихи Китса, но я не хотела записываться так, чтобы включать только самые известные вещи, хотя  мне очень дороги они все. И бывали минуты, когда те эмбиэнт-звуки, что Уоррен положил на них, ощущаются так, будто они долгие годы были частью самой поэтической ткани, как будто именно так они и звучали в моей голове, когда я была подростком. Фортепиано, за которое ответственен Ник Кейв, также нечто неделимое; он не всегда получает сполна похвал просто за то, насколько он хороший и интуитивный исполнитель.

- Считаешь ли ты, что чтение поэзии – это более мощно, чем печатное слово ? Издатели докладывают о всплеске интереса к данному жанру после чтений Аманды Горман на инаугурации президента Джо Байдена.

- Так-с… Я не смотрела ее в тот день, и я определенно не разделяю стадного интереса – я работала над моей пластинкой еще задолго до этого ! Но в поэзии, которую читают вслух и громко, есть чистота и элегантность; когда это сделано хорошо, то она может  столь же сильно воздействовать, что и актер, играющий роль. Просто подумайте о Шекспире.

- Когда «Роллинг  Стоунз» играли в Гайд-парке после смерти Брайана Джонса, то Мик Джеггер прочитал знаменитое стихотворение Шелли о Китсе. Имея в виду ваши тогдашние отношения, будет ли это неким заскоком-  спросить тебя, была ли как-то ты тут задействована?

- О, ради Бога! Я должна была ожидать, что этот вопрос «всплывет», не так ли ? Нет, тут не было ничего, связанного со мной – разве настолько трудно поверить в то, что Мик дошел до этого сам ? Он очень культурный человек! Да, мы иногда обсуждали поэзию, но не в контексте того концерта. Как бы то ни было, Брайан умер всего за пару дней до него, и я была слишком  в расстроенных чувствах для того, чтобы думать о публичных надгробных речах.

Добавить комментарий