«Мы чувствуем себя хорошо» — говорят “The Pink Floyd”

“Record Mirror”, 14-21 октября 1967

Дерек Болтвуд

Едва ли во время второй половины 1940-х Майк Леонард знал, что эксперименты, которые он осуществлял в той новой форме искусства, что он разрабатывал под названием «звук/свет», окажут настолько глубокий эффект на поп-музыку 20 лет спустя.

Но они возымели эффект.

И очень глубокий.

"The Pink Floyd" - обсуждают свое "свето-звуковое" шоу и то, как оно развивалось

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Наверное, я должен объясниться. Три года назад “Pink Floyd”, в ту пору — студенты, которые выстукивали в свое свободное время ритм-энд-блюз шутки ради, переехали в квартиру – квартиру в доме Майка Леонарда. Они увидели, что делал Майк, комбинируя спроецированный свет и синхронизированный звук, и были немедленно этим обрадованы. И вот, они решили попробовать то же самое, используя в качестве основы поп-музыку.

Свет и звук 

Однако они столкнулись с трудностями. Они поняли, что стандартная музыка типа блюза, которую играли они, не подходит под те эффекты, что они достигали с освещением. И тогда Сид Барретт, лид-гитарист группы, начал писать для группы кое-какие песни – и с их собственными песнями и высокооригинальным сценическим воплощением (имейте в виду, что все это случилось три года назад, когда никто и не слыхивал о группе, использующей световое шоу) они начали понемногу выступать в окрестностях.

А потом они были «открыты» кругом избранных и начали играть в местах вроде лондонского “UFO” и “The Electric Garden” – и быстро были приняты за «своих» в психоделическом движении.

Отталкиваясь от этого, они достигли своего нынешнего статуса как одна из лучших групп «новой волны».

Не анархисты

Комментирует бас-гитарист Роджер Уотерс:

«Мы играем то, что нам нравится, и то, что мы играем, это – новинка. Наверное, нас можно описать как «домашний оркестр» движения, потому что мы были одними из первых, кто играл то, что они хотели услышать. Мы – реально часть всего нынешнего поп-движения, хотя мы просто начали играть нечто, что нам нравилось.

Мы не анти-группа, а даже больше – мы очень «за» многие вещи, в том числе свободу, креатив и осуществление того, что ты хочешь делать – но сдерживаемые социальной сознательностью Мы не анархисты.

Но нас поставили в очень нелегкую позицию, потому что кое-какие вещи, что играем мы, получаются лучше всего в форме концертов, а не в клубах или танцзалах.

Потеряли деньги

Совсем недавно мы дали концерт в «Роял Фестивал Холле», и хотя благодаря нему мы многому научились, мы также потеряли из-за него уйму денег: нам пришлось «забить» на еженедельную работу в пользу того, чтобы привести все в ранжир, и так далее.

«Игры ради Мая», как он назывался, должен был проходить вечером, и мы вышли на сцену утром, чтобы попробовать отработать  наш выход – до тех пор, пока мы не подумали о том, что именно мы собираемся сыграть. Даже тогда мы дошли лишь до того, чтобы отрепетировать отдельные номера и поработать над освещением. Так что когда вечером наступило время концерта, то у нас не было ни малейшего понятия о том, что мы собираемся играть».

 Стерео-система

«Мы просто взяли с собой на сцену множество реквизита, — сказал Ник Мейсон, — и импровизировали. Многое из того, что мы играли, прошло довольно неплохо, но многое из этого было и потеряно. Мы разработали фантастическую стереофоническую звуковую систему, в которой звуки путешествовали по залу в некоем подобие круга, даря публике сюрреалистический эффект абсолютного окружения этой музыкой – и конечно, мы пытались усилить эффект, используя наше освещение. К сожалению, он работал только для людей, сидевших  в зале впереди – все-таки это был первый раз, когда мы опробировали его, и как множество других идей, которые мы в первый раз использовали на этом концерте, они будут «улучшены» к тому времени, как мы отыграем наш следующий.

Также мы подумали, что будем в состоянии использовать реквизит  и отрабатывать наше выступление и далее, когда продвигались по ходу действа – но мы поняли, что это крайне нелегко. Я думаю, что это важно – знать то, что ты собираешься делать – до определенного момента, по-любому. Мне всегда нравится контролировать ситуацию.

Еще одна вещь, которую мы поняли по  прошествии того концерта — что наши идеи были гораздо более «продвинутее» наших музыкальных возможностей – на то время, по-любому. Думаю, что сейчас мы уже достаточно продвинулись вперед – и вот, мы должны были сделать это, естественно, и нам гораздо проще показывать то, что мы хотим сказать.

На том концерте мы допустили много ошибок, но он был в своем роде первым, и на личном уровне мы тогда многому научились.

Но это заставляет нас чувствовать себя хорошо, зная, что то, что мы делаем (что мы делали в продолжение 3-х лет), сейчас уже вызывает теплый прием и оказывает огромный эффект на нечто, что делают сейчас другие группы. Сразу после февраля этого года для нас все начало «свершаться», что заставило нас принять решение стать профессионалами и с некоторых пор жизнь стала немного хаотичной – но «оно» стоило ожидания. Три года назад никто не знал, во что это все выльется. Но теперь публика принимает нас хорошо. Мы не чувствуем, что обязаны пытаться ее учить, мы не хотим ни к чему ее подталкивать. Но если она принимает то, что мы ей предлагаем — и кажется, что это так и есть на данный момент – тогда это просто прекрасно. И мы чувствуем себя хорошо, потому что наши идеи доходят до большого количества людей».

Добавить комментарий