Мик Джеггер обсуждает новый материал «Роллинг Стоунз»: «В этом году мы хотим позаписываться»

 

Томас Бэрри, журнал «GQ», 7 сентября 2020

В то время как РС готовятся к оффлайн-открытию тематического магазина на «улице шопов» Карнаби-стрит, Сохо, Мик поговорил с “GQ” о записи нового материала, недавно выпущенной совместной работе с Джимми Пейджем и о том, как «Стоунз» переживают «самоизоляцию».

Путь Джаггера – это путь «в гору» длиной в 7 различных десятилетий, в каждом из которых РС занимали свою высокую позицию на вершине рок-н-ролльного Олимпа. Вплоть к этому месяцу, в 2020-м,  увидели свет  три совершенно новые песни «Стоунз», знаменующие собой 57 лет со времени первых выступлений группы под ее нынешним названием. Во-первых, это “Living In A Ghost Town” – призрачно-провидческая, двухнотная новая песня, записанная в 2019-м, но изданная на пике самоизоляции в апреле. Затем, в качестве фрагмента ремастированного издания “Goats Head Soup”, которое в  полнокровном виде увидело свет на прошлой неделе, это “Criss Cross” (ауттейк из 1970-х, со всеобще-гитарным перегрузом и  расхлябанным фанком, который и следовало ожидать от «Стоунз» эры «Супа»), и “Scarlet”, (с клипом Пола Мескаля и той самой гитарной партией Джимми Пейджа).

«Стоунз» также открывают новый «физический» магазин на Карнаби-стрит в Лондоне под названием «Роллинг Стоунз №9 Карнаби», всего лишь за углом от того места, где они выступали в начале своей карьеры в клубе «Марки» на Уордор-стрит; тут же и рукой подать до их старой репетиционной базы на 2-м этаже над пабом на Брюэр-стрит. В двух словах — это было лето, которое словно вобрало в себя все то, чем группа стала в свои чуть преклонные года: впередсмотрящая, но в контакте с прошлым и даже предприимчивая. И по-прежнему гастролирующая, конечно.

Общаясь с “GQ”, Мик Джеггер продолжительно поговорил о новом материале «Стоунз», планах группы по записи этой осенью после продуктивной «самоизоляции», а также его далеко простирающихся воспоминаний, связанных с Сохо, и контркультурный вес, который, как он надеется, приведет в новый магазин «Стоунз» множество новых покупателей.

- Привет, Мик. В недавних интервью ты упоминаешь, что  работаешь над новым материалом. «Стоунз» надеются, что скоро будут записываться вместе ?

- Да. Я надеюсь, что в этом году мы сможем собраться вместе и записаться. Мы планировали сделать это примерно в данный отрезок времени. Это несколько затруднительно; не невозможно, но более затруднительно, чем обычно. Надеюсь, что мы сможем собраться вместе этой осенью и записать еще чуток материала.  У нас в работе некое количество новых песен, так что это просто вопрос того, как сыграть их и завершить.

- Парни, как вы в самоизоляции поддерживаете контакт друг с другом ? Много ли вы общаетесь ?

- Мы не общаемся каждый день, но я еще буду говорить с каждым из них (более или менее) каждую неделю. Некоторые более общительны, чем другие: я довольно часто общаюсь с Ронни и Чарли. Не думаю, что у Чарли во время карантина жизнь сильно изменилась. Он реально особо ничего не делает! Он живет в деревне и, по-моему,  просто продолжает жить в деревне.

Моя жизнь сильно изменилась, потому что я не был в городе с марта. Я реально городской житель. Но я счастлив. Думаю, что на следующей неделе я соберусь посетить пару городов в Средиземном море, посмотрю на кое-какое искусство. Сейчас туристов там немного, так что это отличный повод обозреть красивые вещи, где обычно сталкиваешься с кучей толп и тебя толкают во все бока, и нет времени передохнуть и поглядеть на вещи более пристально.

- Думаю, что в образовавшемся свободном времени, которое появилось у людей во время самоизоляции, многие обнаруживают, что испытывают довлеющее желание создать  нечто красивое и продуктивное. Ощущаешь ли его ты ?

- Да, давление ощущается. Говоря об этом, все могло быть и хуже. На самом деле, в начале самоизоляции была – там, где я работал на севере Европы – довольно чудная погода. Первой вещью было то, что мне удалось увидеть настоящую весну во всей ее красе без того, чтобы уезжать куда-либо. Обычно я уезжал: «Ах, две недели. Я видел весну, большое спасибо». Но теперь я увидел, как раскрывалась вся штука, что было довольно красиво.

Кто-то может сказать: «Ты мог бы прочесть все эти классические книги, которые забыл прочитать, или которые читал только тогда, когда учился в школе». Я снова возвращаюсь к чтению русской литературы, к которой я на самом деле никогда близко не приближался. Я провел много времени за чтением. Обычно я читаю по 2 книги зараз. Как правило, я читаю одну документальную (обычно это из истории) и разбавляю ее художественной литературой.

И когда я играл на гитаре и пел, то написал довольно много песен, и я работал над ними. На этом фронте я пытался довольно плотно занять себя. Так что у меня не было такого ощущения, будто я  — лентяй.

- Во время самоизоляции «Стоунз» выдали “Living In The Ghost Town”.

- Потребовалось определенное время, чтобы завершить ее, но мы записали ее еще до самоизоляции. Мне не пришлось начинать с чистого листа. В ней было достаточно много того, что нужно было завершить. Я немного переписал ее кусочек – не сильно, а только чуть-чуть -  а потом записал вокал. Мы записали немного гитары, миксы, штучки и раскрутку. Это было очень забавно. А потом то же самое с (ремастером) альбома “Goats Head Soup”. Нам пришлось потрудиться над дополнительными треками и завершить их, потому что они не были закончены, и попытаться смикшировать их нужным образом и (сделать) из них несколько ремиксов.

- Одна из тех новых песен – “Scarlet” – была принята «на ура». Ожидал ли ты подобного приема ?

- Кажется, да. Я уверен, что помню, как мы играли различные версии “Scarlet”, и единственная, которую мы нашли – это была та, которую мы в итоге выпустили в свет. Она довольно неплохая, но мне кажется, что мы записывали и вариант с Чарли (на ударных) – не могу вспомнить точно. Я подумал, что это играет на ударных Джинджер Бейкер, и я поговорил с Джимми Пейджем, с которым не общался уже 100 лет. Джимми все отлично помнит, он сказал: «Это не Джинджер, это был Брюс Роулэнд, и она была записана здесь. Я помню, как записывал ее». Он вспомнил все, и это было реально классно.

И вот, мне реально не пришлось менять многое. В конце песни я перепел чуть-чуть больше вокала. Это не были реально «Роллинг Стоунз», по сути, потому что это были Кит и я, и остальная группа реально там не играла. Но она клевая, и я рад, что Джимми одобрил ее. Это в наибольшей степени пьеса того периода. Почему в свое время ее не издали ? Ты думаешь: «Ох, я не знаю. Ее просто могли потерять!» И иногда они действительно теряются. Я уверен, что записал еще и другие версии, которые теперь не могу найти.

- Где ты наткнулся на изначальные пленки ?

- У нас есть архив, и когда рекорд-компания захотела переиздать “Goats Head Soup”, то мы прошлись по нему с целью найти вещи из того года, которые не были изданы на альбоме. Мы нашли две песни: “Criss Cross” и “All The Rage”, которые были сессиями. А потом мы обнаружили “Scarlet”, которая была примерно из того времени, но в меньшей степени. Я сказал им: «Ну так, это же реально не Роллинг Стоунз». А они сказали: «Тут мы можем поступиться своими правилами». Я сказал: «Но где же версия Роллинг Стоунз ?» А они такие: «Мы не можем ее найти». Так что это была она.

Когда выпускаешь эти старые альбомы, то неплохо в запасе иметь интересные вещи из тех, что не были изданы. Там осталось еще несколько «разностей», которые столь же интересны, а потом — есть еще «живое» шоу тоже из того периода, в Брюсселе. Кажется, эти три вещи, что не были изданы (“Criss Cross”, “All The Rage”, “Scarlet”) так же хороши, как и те, что были изданы, так что я не знаю, почему их не было (на альбоме).

- На что это похоже – возвращаться к ним после такого долгого периода времени ?

- Я уже делал это несколько раз. И ты слушаешь их, и довольно часто они не были изданы потому, что были не закончены. У них нет «главных» строчек или названий, или вокала, или недостает какой-то главной партии. Но “Scarlet” ? Она была уже вся доделана  — отдельно от тех кусочков, что добавил я. И они встали туда так, как будто там и были (всегда).

- Недавно Джимми дал интервью, в котором он вспоминал, как встретился со всеми вами, парни, в первый раз, и записывался в подвале у Ронни в Ричмонде. А ты это тоже помнишь ?

- У меня абсолютно нет никакого понятия ! В подвале у Ронни мы записали много всего – там мы записали “It’s Only Rock’n’Roll”. Перед созданием «Лед Зеппелин» я знал Джимми целую вечность, потому что он был сессионным музыкантом. Тогда, в начале 60-х , я учился создавать «те» пластинки: я учился продюсировать, и Джимми был одним из сессионщиков, услугами которых мы обычно пользуемся. И Джон Пол Джонс был басистом, которого мы использовали. Вот как я познакомился с Джимми. А потом, когда он и Джон Пол Джонс уже были в «Лед Зеппелин», я знал их с тех самых давних пор.  Я хаживал посмотреть на «Лед Зеппелин» достаточно часто, когда мне приходилось жить в Нью-Йорке. А потом Джимми сыграл еще на одном нашем треке под названием “One Hit (To The Body)” – кажется, на “Dirty Work”. Так что у нас некие отношеньица…

Когда мы общались по телефону, он был очень мил. Было реально здорово поговорить с ним снова, потому что он много не тусит, насколько я знаю. Джимми не играет. Не знаю, может и играет ? Но я не видел его играющим на выступлениях или что-то… Я ходил на их последний концерт, который был поразительным — теперь уже много лет назад, в “O2”. Это было великолепно.

- Когда оформилась эта идея по поводу тематического магазина в Сохо ?

- Мы поговорили с нашей компанией мерча по поводу того, а не открыть ли нам «временный» магазин. Я был несколько удивлен, когда они сказали: «Мы считаем, что в Лондоне нам нужен постоянный магазин».  Я сказал: «Почему бы и нет ? Давайте попробуем». Это было перед началом Ковида, и я был удивлен тем, что они по-прежнему хотели продолжать после него. Но они сказали: «О-кей, тогда давай просто сделаем это в тот самый день что мы назначили для открытия». И вот он – на этой неделе. Конечно же, мы не ожидаем  стихийного наплыва посетителей, но это будет «там», и я надеюсь, что потом будет лучше. Это оптимистическое заявление!

Мне был предоставлен выбор, и он было вопросом двух различных концепций дизайна, которые были предложены изначально. Я выбрал то, что (по моему мнению) было наиболее современной концепцией. Он выглядит довольно современно: яркий и красный.  Большая часть подобных магазинчиков достаточно часто перегружена товарами и сутолокой. Нам хотелось, чтобы на переднем фланге было чисто: чтобы можно было просто видеть товары и сделать его неплохим местечком для шопинга. Там не столько уж много вещей, в которых можно закопаться по уши.

- Это всегда был план развернуть торговлю на Карнаби-стрит ?

- Это милый уголок. Я пытался пораскинуть мозгами по поводу, а что же там было, в этом уголке, где много магазинов – когда я впервые оказался на Карнаби-стрит… но я так и не смог припомнить. Без понятия. На протяжении многих лет Сохо было богемной частью Лондона. Здесь впервые можно было отведать блюда итальянской и китайской кухни. Бывало, мы репетировали в тамошнем пабе и играли в тамошних клубах, все на том небольшом «пятачке». Там было все. Так что, в те дни это была «точка сборки». И она по-прежнему такова, до определенного момента; и она остается таковой в действительности.

(На Карнаби-стрит) всегда было несколько магазинов, специализировавшихся на коже. Несколько мест, что были несколько вне проторенного пути. А потом они типа мутировали в этот центр «Кайфующих 1960-х». Думаю, что первой была Кингз-роуд, а Карнаби-стрит – второй; естественно, там был больший товарооборот из-за  людей с Вест-Энда, которые ходили шопиться на Оксфорд-стрит. На какое-то время эта точка была очень модной. Потом на долгий период там наступил «застой», но улица была возрождена как пешеходная зона, и это было настоящее Возрождение.

- В 1963-м у «Стоунз» прямо за углом была резиденция в клубе «Марки» на Уордор-стрит. Помнишь ли ты, как вы играли там ?

- Мы обычно репетировали в пабе на Броудвик-стрит, где до сих пор работает рынок. Над этим местом как-то висела угроза закрытия, но я думаю — я надеюсь! — что оно по-прежнему там. В нем обитал шоу-бизнес портной по имени Дуги Миллингс, который мог сварганить тебе костюм из 3-х предметов. Все это происходило на том маленьком «пятачке». А потом мы выходили покушать. Здесь полно отсылок к нашим юным годам. Все это очень хорошо.

С тобой по соседству всегда торчал кто-нибудь «из бывших» в тусе Фрэнсиса Бэкона, (который) по-прежнему ходил туда. Не скажу, чтобы я с ним пересекался, но все эти питейные клубы  по-прежнему были открыты. Я был намного, намного моложе. Когда же я познакомился с ним, то эта лавочка была прикрыта – (Мариэл Белчер, который был хозяином “The Colony Club”) умер. Это было очень известное место, где обычно все художники собирались и «заливали шары». 1960-е годы – это был практически «их» расцвет. А потом,  чуток спустя, я познакомился с Люсьеном Фрейдом и Фрэнсисом Бэконом.

- Это «флагманский» магазин. Значит ли это, что возможно, мы увидим еще что-нибудь подобное в будущем ?

- Могу предположить,что если он будет успешен, то не невозможно будет открыть еще один в других городах. Может быть ! Посмотрим по обстоятельствам. Мы не в лучший период для открытия «физических» магазинов. Глядя в будущее с оптимизмом — если что-то улучшится, то кто его знает ? Возможно, мы откроем еще.

- Я хотел спросить о видеоклипе на “Scarlet”. Оно вызвало некий «оживляж» в связи  с танцами Пола Мескаля. Ты знаком с Полом ?

- Мы познакомились через “Zoom” и реально забавно побеседовали. Он был реально готов снять видео на социальной дистанции! Он, танцующий в своем пустом номере гостиницы “Claridge’s” – это было весьма забавно. Кажется, что он реально милый парень, мы говорили с ним часами. Но я ни разу не видел его «живьем». Однажды!

- Тебе не кажется что своими танцевальными па в том клипе он несколько шел в твоем направлении?

- Не думаю, что он действовал в моем фарватере. Это было бы слишком банально. Думаю, что  он более делал свою «штучку». Он танцевал так, как чувствовал — у него было несколько реально нелепых движений, но это не мои движения ! Они были его собственными. Это было реально забавно, реально хорошо.

-“Goats Head Soup” вышел в 1973-м, и его в широком смысле видели как некий перерыв после того, что до этого выпадало на долю «Стоунз». На что это было похоже – снова взяться за него ?

- По правде говоря, я никогда не слушаю старые альбомы «Роллинг Стоунз».  Я слушаю песни как песни, и если мы играем их на сцене, то я всегда переслушиваю изначальные записи и говорю себе: «О-кей, ну же, мы сыграем ее вот этак». Так что ты слушаешь их, но не видишь альбом в качестве альбома.

“Goats Head Soup” очень отличался от “Exile On Main St.”, но я не помню, будто имели место разговоры, где я говорил: «Вот он будет отличаться от “Exile”». Это просто был иной альбом. Это было иное время, иные места. Я без понятия, почему он стал именно таким.

Я провел интервью про “Heartbreaker” (с альбома), и они сказали: «Знаешь, это очень пророчески для нынешнего времени, со всеми этими расистскими конфликтами и так далее». Я сказал: «Вся штука в том, что он реально совсем не пророческий. Это просто то, что происходило тогда, и что происходит сейчас. И что происходило до этого». Я не прозорливец: это просто то, что происходило в 1973-м. Показательный факт, что он был переиздан в 2020-м, и гораздо грустнее, что это звучит как некий обвинительный акт в плане последних событий. И это не мои пророчества. Это довольно жутко, как будто бы если я сочинял об этом сейчас, то вполне мог сочинить об этом и тогда.

Альбом “Goats Head Soup” довольно эклектичен. Это интересная пьеса. В нем есть определенные более тоскливые вещи, которые мы никогда не исполняли («живьем») – такие, как “100 Years Ago”. Конечно же, “Angie” была массивным хитом-балладой с альбома. Она определила его успех. Мне вполне нравится (новый) трек под названием “Criss Cross” – с сильным драйвом перкуссии. В то время было очень модно иметь клавинет с эффектом «вау-вау» (вроде того), на котором играл Билли Престон. В то время это была фанковая вещь. Это было интересно. Смесь классически роковых вещей и вещей того времени.

 

 

Добавить комментарий